Первая - Индия, кто следующий? Нью-Дели вступил в большую игру на Южном Кавказе

© AFP 2020 / TAUSEEF MUSTAFAДесантники ВВС Индии во время авиашоу в Сринагаре
Десантники ВВС Индии во время авиашоу в Сринагаре - Sputnik Армения, 1920, 11.10.2021
В Армению едет министр иностранных дел Индии Субраманьям Джайшанкар. Еревану предстоит решить сложнейшее геополитическое уравнение с огромным числом неизвестных и спорных составляющих.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

Вводная для игроков геополитической "логистической" партии

Два события, имеющих, на первый взгляд, региональный формат, превратили огромную территорию между Южным Кавказом и Центральной Азией в поле боя между сверхдержавами за глобальные геополитические интересы. Речь идет о последней войне в Карабахе-Арцахе (сентябрь 2020) и о выходе американской армии из Афганистана (август 2021).
До этих пор, и на протяжении десятилетий, резкие телодвижения сверхдержав в таком масштабе наблюдались лишь на Ближнем Востоке, и именно туда было направлено основное внимание и мирового, и экспертного сообщества. И вдруг два мощных взрыва, резко нарушающих десятилетиями установленный, хоть и хрупкий, но баланс сил и интересов в двух весьма важных как минимум в плане международной логистики регионах.
На самом деле сказать, что на этом пространстве еще не сталкивались интересы России, Китая, США, Евросоюза, Индии и других держав, было бы неверно. Так уж исторически обусловлено, что на этой территории, образно говоря, грызли друг другу глотки за влияние, за природные ресурсы, включая энергоносители, за глобальные пути сообщения. В настоящее время получается так, что на первый план выходит именно мировая логистика.
Президенты США и Турции Джо Байден и Реджеп Тайип Эрдоган здороваются во время встречи на полях саммита НАТО в Брюсселе (14 июня 2021). Бельгия - Sputnik Армения, 1920, 07.10.2021
Имидж – все: почему Эрдоган попросил США продать Турции 40 истребителей
Производителям нужны удобные, короткие и, главное, дешевые дороги, выводящие на потенциального потребителя. И в этом, видимо, основная суть очередного обострения геополитических процессов на всей территории, начиная от Южного Кавказа, имеющего выход к Черному морю, и заканчивая побережьем Персидского залива, Аравийского моря и Индийского океана.
Итак: Китай рвется на богатый европейский потребительский рынок, ищет наиболее удобный и выгодный транспортный путь. Помешать ему в этом, буквально костьми лечь на его пути, пытаются Соединенные Штаты. Американцы видят в Китае геополитического соперника, основного конкурента, который может создать проблемы для в США в попытке сохранить статус мирового жандарма, диктующего миру условия.
Именно этот глобальный конфликт является, образно говоря, вводной для всех остальных игроков, по-новому ввязавшихся в геополитические игры. А если точнее, то этот процесс уже является переделом влияния на этом участке политической карты мира. Образуются самые сумасшедшие альянсы, переплетения узлов союзничества и противостояния, вражды и дружбы.
Президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган на мероприятие, посвященное завершению одного из этапов строительства газопровода Турецкий поток (19 ноября 2018). Стамбул - Sputnik Армения, 1920, 28.09.2021
Ахиллесова пята Эрдогана: курдский фактор "дожмет" Турцию, и она станет сговорчивее?

Интересы Индии дошли и до Южного Кавказа

Вот и получается, что та же Армения, которая, вроде бы, находится достаточно далеко от того же Афганистана, Пакистана и Индии, вдруг оказывается в самой гуще этих самых событий. И в Ереване вдруг ждут официального визита министра иностранных дел Индии Субраманьяма Джайшанкара. Обсуждаться, скорее всего, будут вопросы той самой логистики, из-за которой сошлись в смертном клинче сверхдержавы Китай и США.
Можно, конечно, заняться вопросом о том, какое отношения к таким глобальным процессам и перетягиванию каната между сверхдержавами может иметь небольшая и растерявшая за последние три года все свое влияние Армения? Однако, оказывается, имеет, и самое прямое.
Для того, чтобы понять всю подоплеку посещения Армении руководителем внешнеполитического ведомства Индии, следует обратиться к истокам конфликта. А корни эти уходят из Южного Кавказа в сторону побережья Персидского залива, где аккурат рядышком, бок о бок, расположены два порта – огромных транспортных узла. Один – на территории Ирана (Чахбехар), а другой – на 200 километров восточнее, уже на территории Пакистана (Гвадар).
Дело в том, что индийский капитал, рассчитывающий на свою (и немалую) долю прибыли в будущей дороге Север-Юг, которая должна пройти через этот регион, вложен именно в иранский порт Чахбехар. И потуги тандема Турция-Пакистан в регионе об открытии так называемого "Сюникского коридора" очень не нравятся не только Тегерану, но и Нью-Дели.
Подводная лодка с управляемыми ракетами класса Огайо USS Michigan прибывает в Пусан (24 апреля 2017). Южная Корея - Sputnik Армения, 1920, 20.09.2021
Почему Ближний Восток и Европа оказались разменной монетой американской дипломатии
Вообще активизация Пакистана в регионе Южного Кавказа не может прийтись по душе индусам по целому ряду причин. Той же проблемы и противоречий между Нью-Дели и Исламабадом из-за проблемы с Кашмиром уже достаточно. А вспыхнувший Афганистан и пришедшие к власти талибы* способны только усилить тревогу индийских дипломатов и политиков.
Важно также отметить, что и в самом Афганистане, и на побережье Персидского залива Индия сталкивается с тем же соперником – Китаем. Ведь тот самый порт, расположенный в Пакистане – Гвадар – о котором было уже сказано, в реальности принадлежит китайскому капиталу. И идея продвинуть именно "пакистанский участок" на дороге Север-Юг тоже принадлежит Пекину.

Еревану никто и не обещал, что будет легко и красиво…

Да, активизация Пекина как на афганском, так и на конкретном кашмирском плацдармах все больше и больше беспокоит Нью-Дели. Ведь уже появилась информация и о договоренностях с талибами* по вопросам инвестирования в горнодобывающие структуры Афганистана. И китайских военных офицеров все чаще замечают в том же Кашмире, на пакистанской стороне.
Так что позиция Индии в этой глобальной логистической программе вполне очевидна и предметна. Договариваться в Ереване Субраманьям Джайшанкар будет примерно о том же, с чем в ближайшее время в Армению приедет и его иранский коллега Хосейн Амир Абдоллахиян. Правда, у иранской стороны есть для такой позиции и другие обоснования.
Тегеран волнуется и по поводу очевидной азербайджано-израильской нежной дружбы, и по поводу стремления третьего игрока – Анкары – усилить свое влияние в регионе. В такие подробности региональных процессов руководитель индийского внешнеполитического ведомства Джайшанкар вряд ли будет вмешиваться в Ереване. Все-таки Индия достаточно далеко. Хотя касательно Анкары и давления на Ереван, быть может, и вставит свои пять копеек.
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обращается к депутатам своей правящей партии в парламенте (25 декабря 2018). Анкара - Sputnik Армения, 1920, 15.09.2021
Давление Турции на Армению - это результат победы тандема Анкара-Баку в войне
С другой стороны, самой Армении следует быть предельно осторожной во всех этих перипетиях. И обращаться к позициям Ирана и Индии (а вскоре, можно не сомневаться, и Китая) более чем внимательно. Ну, чтобы не остаться "за бортом" главного глобального логистического процесса, который прямо сейчас разворачивается на огромной территории, от Индийского океана до Европы.
При любом раскладе дорога пройдет через Южный Кавказ, и наличие турецко-пакистанского фактора может позицию Армении резко ослабить. Словом, армянскую дипломатию ждет сложнейшее геополитическое уравнение с огромным числом неизвестных и спорных составляющих.
*"Талибан" - движение, признанное террористическим и запрещенное в России и ряде стран.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала