22:45 26 Февраля 2021
Прямой эфир
  • USD527.96
  • GBP736.03
  • EUR640.20
  • RUB7.08
Карабах
Получить короткую ссылку
Послевоенный Карабах (378)
75731927

Министр иностранных дел Нагорного Карабаха в эксклюзивном интервью Sputnik Армения заявил, что одна из важных задач на сегодня - это сохранение карабахской субъектности.

О статусе Нагорного Карабаха, реакции международных структур на проблему армянских пленных в Азербайджане и дебатах вокруг Шуши обозреватель Sputnik Армения Ашот Сафарян побеседовал с министром иностранных дел непризнанной республики Давидом Бабаяном.

- Недавно возглавляемое Вами ведомство направило в международные организации письма по поводу возвращения незаконно удерживаемых в Азербайджане армянских военнослужащих и мирных жителей. Какова их реакция на данный момент, о каких результатах можно говорить?

- Мы ожидаем, что письма будут обсуждаться в разных инстанциях, и они должны положительно повлиять на ситуацию. Действия Азербайджана являются грубым нарушением всех международных норм, конвенций и документов. Мы также видели реакцию на письма в азербайджанских СМИ. Это проблема, которая, конечно, касается конкретно нас, но в глобальном масштабе она касается сферы защиты прав человека. Подобные нарушения прав человека, даже если они остаются без ответа международного сообщества, не только поощряют агрессию, но также оказывают негативное влияние на защиту прав человека в других регионах и конфликтных точках. Поэтому это действительно важная тема для всех этих структур, мы сделаем все возможное, чтобы зафиксировать позитивные сдвиги в этом направлении.

- Г-н Бабаян, а насколько непризнание Карабаха ограничивает решение подобных проблем?

- Полагаю, международное право должно проявлять более чуткую, более оперативную реакцию в отношении непризнанных субъектов, поскольку всегда есть угроза, что непризнание может подтолкнуть потенциального агрессора к деструктивным шагам и вселить в него чувство безнаказанности. Именно поэтому мы считаем, что в случае с непризнанными объединениями международное сообщество в целом должно проявлять более чуткий подход, ведь в таких случаях права человека подвергаются большей опасности. Агрессор может использовать это как предлог, чтобы не придерживаться конвенций или документов. Между тем во всех международных конвенциях, документах нигде не зафиксировано, является ли страна признанной̆ или нет. То есть, вне зависимости от статуса любая страна должна проявлять соответствующее отношение и поведение.

- Недавно Вы сказали, что признание остается в повестке дня внешней политики Степанакерта, а на днях министр иностранных дел России Сергей Лавров сказал, что поскольку этот вопрос очень болезненный, подходы сторон противоречивы, он был отложен. Как вернуть этот процесс в нужное русло, будут ли последствия войны ускорять его или, наоборот, отложат его в долгий ящик?

- Время покажет, конечно, в зависимости от разных объективных и субъективных проблем. Одна из важных задач сегодня - это сохранение нашей субъектности: сначала сохранение, потом усиление. Это одно из важных направлений признания де-факто, то есть если мы хотим оставаться субъектом, геополитическим фактором, то мы должны сделать все в этом направлении. Затем следует признание де-юре. Это процесс непрерывный, долгий! Я всегда говорил, что признание - именно признание де-юре - это не моральная или правовая категория.

Бабаян: сохранение памятников в Карабахе является одной из главных задач>>

Здесь решающими являются геополитические факторы, хотя аргументы тоже должны быть. Наши аргументы в пользу признания в морально-правовой плоскости неоспоримы, они даже идеальны, но очевидно, что помимо геополитических тенденций есть много других проблем. Мы не откажемся от процесса признания, конечно, продолжим работать в этом направлении. Но очень важно, чтобы мы сохраняли нашу субъектность, без которой невозможно ожидать никакого признания. Если мы как субъект теряем роль, то исчезаем как фактор, то кому нужно такое признание?

- Кстати, во время войны обсуждался вопрос признания Карабаха Арменией? В ноябре в одном из интервью президент России сказал, что Армения сама не признала независимость самопровозглашённой республики, это вызвало определенные проблемы...

- Вы знаете, этот вопрос всегда обсуждался, и он будет обсуждаться. Думаю, это никогда не снимут с повестки дня, но надо быть реалистами. Геополитика - очень сложная сфера, крайне сложная. Любой необдуманный, эмоциональный шаг здесь может иметь для нас очень фатальные, даже кровавые последствия.

Мы должны учитывать, что признание Арцаха (армянское название Нагорного Карабаха - ред.) Арменией важно не только в моральном аспекте, но и в том плане, какие последствия это может иметь для нас. В дни войны мы должны были учесть, как это признание повлияет на нашу безопасность, наше будущее, можно ли будет остановить военные действия после этого и т.д. Мы должны очень хорошо подумать, рассмотреть этот вопрос с разных сторон, чтобы внезапно не возникло более серьёзной проблемы. Для нас гораздо важнее, чтобы другие страны признали независимость Арцаха.

- Г-н Бабаян, как Вы на данном этапе оцениваете уровень взаимодействия с Арменией? Сохраняется ли существующая солидарность, взаимное согласие или же война и ее последствия внесли определенные коррективы в этот вопрос в негативном смысле?

- Как я уже упоминал, субъектность - это одна из наших главных задач. Но невозможно представить эту субъектность без тесной связи с Арменией, с Диаспорой. Мы, как геополитическая сущность, как фактор, должны понимать свои возможности, ограничения, свой потенциал для того или иного геополитического игрока и действовать в соответствии с этим. Конечно, связь с Арменией и армянством всего мира была и остается важной в вопросе нашего государственного строительства и внешней политики.

- А в Степанакерте как относятся к внутренним дискуссиям, связанным с Шуши? На днях мы услышали в парламенте два заявления. Глава МИД сказал, что Шуши является армянским культурным центром, а премьер-министр Пашинян, говорил, что 90% населения были азербайджанцами в довоенный период, и потом задал риторический вопрос: считаем ли мы Шуши армянским городом после всего этого? Как Вы относитесь к этой теме?

- Скажу наш подход. Для нас Шуши был и останется одной из наших святынь, городом и местом, которое является одним из важнейших компонентов нашей идентичности, нашей истории, нашей культуры, нашей боли, наших мечтаний. Думаю, что такой ответ на этот вопрос не требует дополнительных комментариев.

Тема:
Послевоенный Карабах (378)

По теме

Сколько на самом деле жило армян в Шуши?
"Арцах тяжело ранен, но жив": Бабаян о международном признании Карабаха
Шуши остается центром армянской культуры – глава МИД Армении ответил Алиеву
Теги:
приоритет, Бабаян Давид, война, Нагорный Карабах



Главные темы

Орбита Sputnik