23:40 14 Апреля 2021
Прямой эфир
  • USD519.34
  • GBP715.03
  • EUR620.92
  • RUB6.86
Эксклюзив
Получить короткую ссылку
59761632

В беседе со Sputnik Армения представитель Минобороны Арцрун Ованнисян рассказал о роли пропаганды во время войны, обвинениях и критике в свой адрес, вооружениях, военной технике и о многом другом.

— Г-н Ованнисян, после окончания Карабахской войны Вы стали объектом жесткой критики в соцсетях. Был даже случай нападения на Вас. Как вы относитесь ко всему этому?

— Я уверен, что у большинства моих критиков есть давние личные счеты со мной. Внимательно посмотрите, кто критикует меня в Facebook, каково их прошлое, с кем они связаны и т. д. На мой взгляд, корни такого отношения уходят в период с 2012 по 2015 г. Определенному кругу лиц не нравилась моя информационная политика. Был заказ на дискредитацию моего руководителя (речь идет о бывшем министре обороны Сейране Оганяне - ред.). После апрельской войны эти противоречия усугубились еще больше.

Другая причина – политическая. Пытаются использовать меня для решения политических вопросов, а я далек от политики. Конечно, есть и люди, у которых есть ко мне вопросы по существу. Но когда я им объясняю нюансы и детали, они начинают понимать все.

— Нам можете объяснить? Не перестарались ли с хештегом #Победим

— Я считаю несерьезными обвинения касательно пропаганды, потому что во время войны по-другому и не бывает. Бывают, конечно, ошибки, непроверенная или неподтвержденная информация. Но пропаганда на то и пропаганда, чтобы поддерживала дух народа. Во время войны я потерял друзей, родственников, зятя. В эти дни выходил в эфир с комом в горле, и получал многочисленные звонки от друзей, знакомых с просьбой: утром мы должны вести солдат в бой, говори ободряюще. Это давалось мне очень непросто, были и слезы, но в эфире старался держаться бодро, не подавать виду.

Представитель министерства обороны Армении Арцрун Ованнисян в гостях радио Sputnik
© Sputnik / Aram Nersesyan
Представитель министерства обороны Армении Арцрун Ованнисян в гостях радио Sputnik

Но обвинения звучат крайне абсурдные. Будто мы могли бы победить Турцию, если бы все потери во время войны называли поименно, тут же сообщали бы о каждом потерянном миллиметре. Позабыв об истинных военно-политических, стратегических причинах поражения, многолетних упущениях, тактических вопросах, все хотят обсуждать детали пропаганды. Я понимаю, почему это так делается. Авторы этих упреков ничего не понимают в нюансах подготовки государства к войне, их взаимосвязанности, поэтому на первый план выходит новостная тема, где манипулировать легко.

Когда-нибудь, когда я покину ряды ВС, я расскажу фактами, к чему приводит откровение и выдача полной правды во время войны. А сейчас скажу, что всю предоставляемую мной информацию получал исключительно из армии – от Минобороны, Генштаба или моих друзей- военных. Все иные пересуды на эту тему ложны.

— И тем не менее есть ли что-то, в чем вы чувствуете себя виноватым?

— Я каждый день нахожусь в состоянии войны с самим собой, мне снятся кошмары… Но я страдаю вовсе не из-за того, что якобы выдавал неправильную информацию. Было время, когда я представлял предложения относительно структуры армии, вооружений, тактики, войн нового поколения, но не смог добиться их полной реализации. С 2007 года я говорил о превосходстве в воздухе, истребителях, беспилотниках, высокоточных ударных средствах, их системах автоматического управления, но мы так и не смогли внедрить их в нашей армии. И представьте мое состояние, когда мы потерпели поражение именно из-за превосходства в воздухе ... Я не ищу виновных, были очень разные проблемы, начиная с финансовых. Я не хочу углубляться в политические вопросы, но факт в том, что я понимал чисто профессионально, какая война нас ожидает. В итоге так и случилось, и это тяжело.

Об истребителях Су-30 я писал еще в 2010 году. В 2015 году для его приобретения была внедрена программа вооружения и военной техники, но затем по непонятным причинам ее убрали. Я написал десятки статей и книг о том, как истребители вместе с беспилотниками и высокоточными вооружениями образуют некую сеть, систему, с подключением сухопутных войск и артиллерии.

Первый том моей главной книги "Воздушное превосходство" вышел в свет в 2016 году, а второй том сейчас в типографии, с августа прошлого года. К сожалению, турецко-азербайджанские войска воевали против нас так, как я и описывал. Начальник Генштаба ВС Оник Гаспарян также прекрасно знал нюансы такой войны, он даже написал рецензию на второй том моей книги, но и сам не успел реформировать армию в этом направлении. Вообще, за эти годы я видел много исключительных и незаурядных генералов, офицеров среднего звена, которым присуще прогрессивное мышление, но нам не удалось преобразовать армию, не хватило времени, ресурсов и т. д.

Все знают меня как споуксмена, но я в первую очередь военный теоретик, исследователь, который так и остался в тени статуса пресс-секретаря.

— И все же, на ваш взгляд, в чем была причина нашего поражения?

— К сожалению, у нас не обсуждаются профессиональные вопросы, не проводится глубинный анализ того, как экономика, демография, геополитические факторы повлияли на результат войны. Мы сражались против могущественной державы, Турции, и понятно, что это была неравная борьба. Да, были и ошибки, но надо смотреть на это трезво, а не с руганью и проклятиями. Если мы не поймем и не проанализируем истинных причин, то можем прийти к куда более худшим результатам. Существует иерархия наших задач: сначала мы должны четко понять геополитическую ситуацию, затем решить вопросы организации и оснащения армии необходимыми вооружениями, затем только переходить к отдельным тактическим решениям. Войны не изучаются так быстро и на эмоциях, на это нужно время.

— Что сегодня должна делать Армения?

— Сегодня нам нужно лучше подготовиться, понять ошибки и, не теряя времени, исправлять их и идти вперед. Прежде всего нужно в крайне сжатые сроки перестроить армию, оснастить ее, развивать по новым образовательным стандартам. Именно так мы сможем добиться в будущем побед.

Теги:
Арцрун Ованнисян

Главные темы

Орбита Sputnik