02:36 22 Августа 2019
Прямой эфир
  • USD475.94
  • GBP576.98
  • EUR528.10
  • RUB7.20
Армянский национальный танец

Все кавказские, да еще и цыганские: у Сурена Гянджумяна получилось все — кроме одного

© Photo : provided by "Areg" Folk Dance Troupe
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Рубен Гюльмисарян
46131

Язык танца непереводим, да и в переводе не нуждается – это искусство в себе, открытое и доступное каждому из нас. Он отличен от других языков в первую очередь этой своей доступностью, но рука мастера, пусть и незримая, - вот как рука Сурена Гянджумяна, например – делает обычный концертный номер искусством.

Ему было 87 лет, заслуженному деятелю искусств, почетному гражданину Еревана, народному артисту Армении Сурену Гянджумяну, когда он ушел, оставив армянскую сцену без своих потрясающих постановок.

Дело в том, что народный танец (как и народную музыку) каждый понимает по-своему, а в армянской интерпретации это порой приводит к крупным спорам, в которых бушуют подчас не мирные эмоции.

И уж кому, как не нуждающемуся в представлении прославленному мастеру балета, народному артисту Армении Вилену Галстяну знать, о чем он говорил много лет назад: о том, что возмутительны разговоры про отход национального танца от истоков, от корней своих. Государственный ансамбль танца Армении, например, завоевал мир именно как армянский, потому еще, что неукоснительно следовал национальной традиции, при этом идя в ногу со временем и ритмом этого все быстрее и быстрее меняющегося мира.

Мистика Валентина Подпомогова - он жил в Ереване и ушел вместе с грозой>>

Сурен Гянджумян всю свою творческую жизнь учил всех – детей, студентов, начинающих и состоявшихся профессионалов – именно национальным танцам. Ведь именно его стараниями вышли в свет такие номера, как "Берд", "Шорор", "Армянские храбрецы", "Шалахо", "Ехегнадзорцы", "Девушки Наири" и "Эребуни". Но вместе с тем мы видели и такие его постановки, как "Осетинский", "Молдавский", "Цыганский", "Грузинский парный танец".

Он был убежден, что танец, особенно национальный, есть этакий алмаз, ждущий своей огранки, и как раз этой огранкой он и занимался всю жизнь. Ведь это нужно было умудриться оставить в танце такие бытовые моменты, как замес теста, прядение нитей, вязание и стирка. И даже измельчение чеснока было оставлено мастером в движениях танцоров.

Кто-то, может, и скажет, что руководил Гянджумян далеко не всемирно известной танцевальной труппой, а ансамблем танца алюминиевой фабрики. Ну, во-первых, таким ансамблем пойди-ка поруководи, а во-вторых – добейся с ним такого признания, какого добился Сурен Гянджумян.

И потом попробуй с этим бережно накопленным багажом народной мудрости прожить всю жизнь, не расплескать и не раствориться в новомодных веяниях, всегда подстерегающих любого мастера. Гянджумян попробовал, и у него получилось, и его многочисленные награды тому свидетельство.

Куда делись 48 табличек "Охраняется государством", или Судьба Дома офицеров в Ереване>>

Кроме одной, к сожалению: той, о которой он всегда мечтал – танцем отметить собственное столетие.

По теме

Свой среди чужих на улице Абовяна, или Как "малярийный дом" может сотворить историю страны
Это вам не "пух-пух": как академик Иосифьян помог смастерить крутой бомбардировщик
Блестящая военная карьера героя-армянина: что "наворочал" танкист Мнацаканов на войне
Ослепшие степные орлы в гробовой тишине: как врач Аветик Бурназян защищал от радиации
Теги:
Новости Армения, Армения
Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik