Страна должна знать своих героев: реформа полиции Армении еще в пути

© Sputnik / Aram NersesyanПолиция на акции протеста (28 декабря 2020). Еревaн
Полиция на акции протеста (28 декабря 2020). Еревaн - Sputnik Армения, 1920, 04.12.2022
Подписаться на
НовостиTelegram
В Армении воссоздается Министерство внутренних дел. Колумнист Sputnik Армения размышляет на тему проводимой реформы и вспоминает о том, как раньше относились к людям в погонах.
В постсоветское время главный кабинет в доме под номером 130 на улице Налбандяна поочередно занимали одиннадцать человек. Всего же, если считать с января 1919 года, когда первым министром ВД стал Арам Манукян, число возглавлявших это ведомство лиц приближается к пятидесяти.
Между тем, менялись не только лица, менялись и вывески у парадного подъезда: НКГБ, МГБ, НКГБ-МГБ, МООП, МВД, сегодня – полиция Республики Армения, которая вот-вот вновь превратится в Министерство внутренних дел.
Что выйдет из реформы, в которой готовятся поставить последнюю точку, будет видно по конечному продукту, но как бы там ни было, все будет зависеть от ответа на вопрос: "если где-то человек попал в беду, мы поможем, мы все время на посту"? Люди ждут положительного ответа.
Из песни слов не выкинешь, но пунктуация усиливает слово. В гимне советской милиции вопросительный знак отсутствовал: какие могут быть вопросы, если следствие ведут знатоки, а "вести незримый бой с теми, кто честно жить не хочет, назначено судьбой"? Между тем, вопросы к МВД советского периода, конечно, были и раньше: прежде всего, к службе под названием ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности).
Своеобразие борьбы с расхитителями народного добра заключалось в том, что материальное благополучие людей в серых шинелях находилось в прямой зависимости от массы задерживаемых расхитителей: чем плотнее масса, тем выше уровень жизни сотрудников ОБХСС, и чем лучше им жилось, тем активнее расцветал объявленный вне закона бизнес. Такая вот формула прочтения закона о взаимосвязи массы и энергии, открытого еще Исааком Ньютоном.
…Густое советское время, улица Ханджяна, к дому номер 51 (управление милиции Еревана) с утра пораньше одна за другой подъезжают автомобили, ряд за рядом занимают мостовую. Из новеньких "Жигулей" и "Волг" (а других и не было) выходят и друг за другом входят в здание те, кто "поднимается с зарей и ведет незримый бой, с теми, кто честно жить не хочет".
И вдруг, на тебе… Иду по улице Ханджяна, глазам своим не верю: перед домом городского управления милиции всего три-четыре машины. Что случилось? Массовый угон, одновременный отказ двигателей, предупреждение о цунами? Объяснили: из МВД СССР прибыла специальная проверочная комиссия и надо ли раздражать московское начальство (можно подумать, в Москве на работу в МВД приезжали на велосипедах – авт.)?
Комиссия проверила, как работает армянская милиция (отчасти – сколько зарабатывает), отметила некоторые недостатки, приказала устранить, уехала.
"Что ж, друг друга выручали мы не раз, и не раз согрело нас в тяжелый час сердце, сердце друга"...
Ботинки для господина министра, или Круговорот МВД в природе>>
Милицию ругали в прошлом, не жалуют полицию и сейчас (прежде всего, из-за снискавших дурную славу "красных беретов"), вряд ли станут обожать ее завтра – не пряники медовые, небось. Но и вчера, и сегодня, и всегда, если что стряслось, шли, идут и будут идти в полицию – больше некуда. Как если где болит, обращаемся к врачам, а не сантехникам.
Что надо делать, чтобы о полиции думали хорошо, признавали защитницей, не поворачивались к ней спиной, а поддерживали словом и помогали делом? Ну, прежде всего, такое надо заслужить, но и это еще не все.
В прошедшем времени – от Арама Манукяна и до Ваге Казаряна, а также большинства его предшественников – газеты, журналы, кино и, прежде всего, телевидение, как только оно появилось, милиционеров не опускали так низко и не оглупляли с такой радостью. Ее поднимали и героизировали (чем давно и успешно занимаются в США и не только). В результате Армения имела надежную службу безопасности, а армяне знали людей, которым были обязаны этим.
Можем ли мы сегодня назвать хотя бы пару-тройку полицейских, чьи дела широко известны, а имена на слуху у всех? Люди старшего поколения могут. Это начинавшие с лейтенантов и ставшие настоящими полковниками и генералами: Воскан Галустьян, Михаил Есаян, Сергей Атарбекян, Рудик Овакимян, Виталий Богомазов, Карлен Торосян, Сергей Мартиросян, Владик Мурадов, Юра Петросян … Были еще и еще – офицеры, сержанты, рядовые. Трудно представить, чтобы кто-то решился назвать их ментами, еще труднее, чтобы ментами называли они сами себя.
Мент в телесериальной интерпретации большей частью глуп, груб и обязательно пьет водку. Много. Время от времени ловит преступников, по поводу чего пьет снова. Вот и получается, что мент – это обыкновенное чмо, только в погонах.
Есть ли такие люди в армянской полиции сегодня? Наверное. Но… Обращали внимание: тяжкие и особо тяжкие преступления криминалисты Армении раскрывают удивительно быстро и грамотно. Не прошло и трех дней после недавнего тройного убийства в Пемзашене, как подозреваемые были арестованы и дали признательные показания.
Были сложные преступления и до этого, и опять клубок разматывался быстро, преступники брались под стражу. Кто раскрыл, кто арестовал, довел уголовное дело до конца – их имена кто-нибудь знает? Получается, суд есть, а людей, которые довели дело до суда, нет?
"Если кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет, значит с ними нам вести незримый бой…". Бой и должен быть незримым, речь о том, чтобы страна своих героев знала.
…Одним из главных приоритетов реформы является "изменение отношения граждан к полиции и наоборот". Иными словами, реформа должна повысить доверие общества к полиции, сделать ее более дружественной по отношению к общественности.
Чтобы хотя бы примерно получалось так, как с одним из туристов, испытавших ночью в Лондоне нестерпимую нужду:
"Вокруг никого, ничего, только деревья и очень пафосные здания. Едва я встал в своем белом плаще за дерево, едва принял классическую позу, как меня осветили два фонаря, и прозвучал голос:
– Извините, сэр, вы не могли бы сделать что-нибудь другое?
Я оглянулся. Над лучами фонариков возвышались шлемы "бобби".
– Да, конечно.
– Что, например?
– Например, я могу уйти.
Один из шлемов закивал.
– Прекрасная идея, сэр.
И мы расстались, довольные друг другом".
"Красные береты" в действии: почему Сержу Саргсяну можно было, а Николу Пашиняну нельзя?>>
…Из хроники последних дней: "Защитник прав человека Армении потребовал у полиции разъяснения относительно публикаций об избиении патрульными граждан в Лорийской области, согласно которой в связи с инцидентом инициировано уголовное производство".
Реформа пока в пути…
Лента новостей
0