14:59 31 Мая 2020
Прямой эфир
  • USD483.91
  • GBP597.53
  • EUR533.66
  • RUB6.83
В мире
Получить короткую ссылку
82620

Корреспондент Sputnik Iran Самира Эсмаили попала в очень непростую ситуацию. Вести о вспышке коронавируса застали ее далеко от дома. Как Самира добиралась до Тегерана, через что ей пришлось пройти - в материале РИА Новости.

ЕРЕВАН, 1 апр - Sputnik. Новый коронавирус ворвался в жизнь корреспондента Sputnik Iran Самиры Эсмаили еще в начале марта, когда она возвращалась в Москву после выходных в Европе. Как раз в тот момент Россию закрыли для граждан ИРИ из-за обострения ситуации с инфекцией. В Шереметьево Самиру тоже не пропустили, хотя она не была в Иране пять месяцев и не могла никого заразить. Ей пришлось купить билет в Тегеран и улететь во второй на тот момент после Китая эпицентр пандемии — без денег, иранских документов, без хиджаба и... в короткой юбке. Охваченный COVID-2019 многомиллионный Тегеран изменил не только ее рабочие будни, но и всю жизнь. Об этом — в авторском материале корреспондента Sputnik, опубликованном на сайте РИА Новости.

Меня зовут Самира Эсмаили, я иранка. Вот уже четыре года я живу в Москве и работаю в агентстве Sputnik. В конце февраля я находилась в Европе — там все еще было спокойно, эпидемия бушевала только в Китае. Я посетила Кельнский карнавал в Германии и Нидерланды. Везде было много веселых туристов — таких, как я.

Но в ИРИ уже зарегистрировали 5000 больных COVID-2019. В московский аэропорт Шереметьево я прилетела 1 марта рейсом Амстердам — Москва. Поскольку я была в Иране последний раз пять месяцев назад, когда о вирусе еще ничего не слышали, я знала, что не могла заразиться, и не предполагала никаких проблем на границе.

Не дай вам бог пережить такое! Российский пограничник объяснил: "Как у гражданки Ирана, у вас есть виза. Но вы все равно не можете въехать в страну". И показал приказ. Что же мне делать? "Вернуться… в Амстердам или Иран".

За одно мгновение мир для меня перевернулся. Вся моя жизнь была в Москве: университет, работа, личные вещи... Я никак не могла поверить в то, что через несколько часов мне придется отправиться в Тегеран с маленьким чемоданом, в котором даже нет подходящего наряда для мусульманской страны: в Иране женщины обязаны носить платок на голове и закрытую одежду свободного кроя.

На следующее утро я прилетела в Тегеран в короткой юбке и без платка. Сказать, что сотрудники аэропорта очень удивились, — это ничего не сказать. Вокруг все были в масках и перчатках. И я осознала, что эпидемия действительно охватила мою родину.

У меня не было иранских документов, SIM-карты, банковской карты, ключей от дома. Пришлось все эти проблемы срочно решать.
Вот уже четыре недели я нахожусь на карантине в Тегеране и живу одна в доме. Я даже не смогла поехать к матери на север страны. Такого еще никогда не было: ни с кем нельзя повидаться — ни с родственниками, ни с друзьями.

Работаю удаленно. В этом есть свои плюсы: можно ходить в удобной одежде, хоть в пижаме, пить горячий кофе, слушать музыку и смотреть новости. Впрочем, и на Sputnik почти все новости так или иначе касаются коронавируса. И то, что рядом нет коллег, нет атмосферы агентства, общения, портит настроение.

Вот мой обычный распорядок: утренний кофе, душ, работа для Sputnik, приготовление пищи, сеанс видеосвязи с семьей и друзьями, десерт, чтение на английском языке, заметки для моей диссертации, просмотр фильмов, вязание и все такое, на что раньше не хватало времени. Думаю, после карантина я смогу устроиться не только журналистом, но и шеф-поваром.

Раз в четыре дня выхожу из дома за покупками. Тегеран очень тихий и безлюдный. Вот так завершилось мое путешествие в Европу. Я запомню это на всю жизнь. Надеюсь, наступит день, когда мы оглянемся на все эти недели карантина и скажем: "we did it".

Теги:
журналистка, коронавирус, Иран



Главные темы

Орбита Sputnik