16:47 16 Мая 2021
Прямой эфир
  • USD522.48
  • GBP734.61
  • EUR632.67
  • RUB7.06
Общество
Получить короткую ссылку
1656100

В книге представлен обзор выставок итальянской живописи в Армении за последние три года. В разделе о кинематографе представлены малоизвестные и очень любопытные факты про "армянский след" в итальянском кино.

Арам Гарегинян, Sputnik Армения

Книгу об армяно-итальянских культурных связях представили в Сенате Италии. Об этом сообщил Sputnik Армения один из авторов книги Карло Коппола – исследователь армяно-итальянских связей, председатель Общества памяти Гранта Назарянца (западноармянского писателя-эмигранта, жившего после 1915 года в Италии).

Книгу назвали "Futuro e Passato" ("Будущее и прошлое") с подзаголовком "Amiamoci" ("Возлюбим друг друга").

Соавтором книги  стал бывший посол Италии в Армении Винченцо дель Монако, который ныне руководит представительством ОБСЕ в Албании.

В книге представлены сведения о выставках итальянского искусства, которые проходили в Армении за последние три года: живописи барокко (учеников Джан Доренцо Бернини), мастеров Возрождения Северной Италии (Ломбардии, Генуи, Венеции), армянских рукописей, привезенных из библиотеки Лауренциана из Флоренции, картин, изображающих площадь Святого Марка в Венеции.

Отдельный очерк посвящен истории монашеского ордена мхитаристов на острове святого Лазаря в Венеции.

Следует особо отметить исследование профессора Копполы, связанное с тем, какой след оставили армяне в итальянском кинематографе.

Его кинематографическая фамилия не случайна: Фрэнсис Форд Коппола – его очень дальний родственник (известно, как в Италии помнят и хранят семейные родословные). Карло Коппола имеет ученую степень по итальянскому языку и литературе и преподает в одном из лицеев города Бари. В его очерке представлено несколько эпизодов, весьма любопытных для ценителей кинематографа.

Сокровища мира: как в Армении сохранили всю письменную историю Древнего Египта и Вавилона>>

Итальянский Голливуд

В 1917 году предприниматель Ованнес Зилелян приобрел часть миланской киностудии "Società Anonima Milano Films". По тогдашним меркам, киностудия мало чем уступала голливудским: в день она могла выпускать до 20 тысяч метров пленки, располагала своей проявочной и студией звукозаписи (для сопроводительных мелодий к фильмам). Зилелян сразу же начал строить на киностудии два новых корпуса.

Он владел киностудией до 1933-34 годов, когда ее приобрели новые владельцы и назвали ее Helios Films. Одной из первых лент, снятых на этой киностудии, по совпадению, стала одна из первых работ Лукино Висконти, классика итальянского кино. Название картины не сохранилось, до нас дошли лишь отдельные фрагменты пленки.

Сведения об Ованнесе Зилеляне есть и в американских кинематографических изданиях. В майском номере журнала The Moving Picture World за 1920 год говорится о том, что Зилелян приехал в Нью-Йорк на просмотр фильма "Иосиф и его братья", снятого на его киностудии. Указывается, что музыку (как бы сказали сейчас - саундтрек) к фильму создал известный итальянский композитор Джокондо Фино. В журнале также давалось объявление, что с владельцем киностудии можно провести переговоры о правах на фильм для Франции, Италии, Швейцарии и Турции. В главной роли ветхозаветного Иосифа снялся известный итальянский актер немого кино Аттилио де Вирджилис.

В целом, подробных сведений о киностудии Зилеляна осталось очень мало, но сохранились снимки ее фасада с надписью "ARMENIA FILMS".

О самом Зилеляне профессору Копполе удалось выяснить, что до покупки киностудии он занимался обработкой химических веществ (поэтому он хорошо владел технологией по проявке лент), а его предприятие находилось в Милане. Удалось отыскать его имя и в списках членов армянской общины, жертвовавших на обустройство беженцев в Италии (в области Фриули на северо-востоке страны). Точно так же Зилелян выделял средства для помощи итальянским ветеранам Первой мировой войны. К 30-м годам относятся и последние сохранившиеся сведения о Зилеляне, которые оставил известный итальянский кинокритик второй половины ХХ века Глауко Виацци.

Армянская культура стирается в Муше: редактор газеты "Акос" о сносе старого района>>

Химик, который стал критиком

Примечательно, что у Виацци тоже были армянские корни: его настоящее имя – Усик Ашрафян. О месте его рождения известно очень мало (по некоторым сведениям, он был внучатым племянником армянского католического кардинала Григора-Петроса Агаджаняна). Известно, что родился он в 1920 году, а в юности приехал в Италию и учился в армянском училище Мурат-Рафаелян в Венеции. Позже, в университете, он выучился на химика-инженера, но избрал путь гуманитарных исследований.

Виацци-Ашрафяну еще не было двадцати лет, когда он начал печататься, а в 1946 году он выпустил монографию о Рене Клере, одном из основателей французского киноискусства. В 1955 году он написал первое в Италии исследование о Чарли Чаплине. После этого он написал несколько литературоведческих исследований об итальянских футуристах и символистах XX века (в том числе о видном футуристе Филиппо Маринетти). В этих работах он заложил основы семиотических исследований итальянской культуры (где выявляются общие системы художественных приемов для разных видов искусства).

Человек, который делал людей счастливыми

Рассказывая об армяно-итальянских связях в кино, конечно, нельзя не вспомнить о Сергее Параджанове. Воспоминания о нем оставили Тонино Гуэрра (автор сценариев к фильмам Феллини и соавтор сценария "Ностальгии" Тарковского), а также Энрико Гецци, один из самых известных итальянских обозревателей кино того времени. Он снял документальный фильм о встрече с Параджановым на Венецианском кинофестивале в 1988 году. Вспоминал он об этом так.

В сентябре 1988 года, в гостинице, где остановился Параджанов, были два корреспондента французской "Либерасьон", фотографы из Бельгии, двое или трое друзей Параджанова, трое работников телеканала RAI, кинокритик Джанни Буттафава и сам Гецци. Параджанов все шагал по комнате – даже не столько шагал, сколько подпрыгивал, показывая нам антикварные вещи, которые он привез в подарок своим итальянским друзьям.

"Где Феллини? Где Тонино Гуэрра (он называл его Танина)? Где Мазина, где Мастроянни", - оживленно спрашивал он и то и дело спрашивал, могут ли ему передать видеокассету с фильмами Феллини "Амаркорд" или "И корабль плывет…", перед тем, как он уедет.

"Параджанов постоянно показывал нам вещицы, которые привез с собой. Неважно, были ли они редкими или обычными: существенно, что в них сохранялось переданное и убитое время. Какую-то старинную вещь он водрузил на голову Джанни, как корону, а мне подарил серую милицейскую рубашку и звезду с серпом и молотом. Мы подбирали вопросы, а он подбирал для нас старые иконки, подвески, картины, о которых рассказывал с воодушевлением. "Вот это я использовал в фильме о Сурамской крепости", - сказал он про одну из вещей".

В конце он пригласил своих друзей приехать к нему в следующем январе, на съемки фильма по Лермонтову ("Ашик-Кериб" - ред). Его глаза невероятно светились от воодушевления, вспоминает Гецци.

В Армении пройдет конкурс молодых исполнителей – в жюри известные армянские музыканты>>

Сохранился и рассказ о Параджанове Тонино Гуэрры, который приезжал в нему домой в Тбилиси.

"Как только я приехал, я побежал к лестницам, ведущим на длинные балконы. На одном из них был он – в окружении кухонной посуды, развешенной для просушки на ореховом дереве ,которое росло снизу, со двора", - вспоминает Гуэрра.

Рядом сидела его сестра и весь день смотрела, кто поднимался и спускался по лестницам. На стенах остались светлые пятна от картин. Скорее всего, их уже увезли в Ереван, где для Параджанова создается музей. После беседы Параджанов повел Тонино в тир – на одной из ближних улочек его устроил приезжий из деревни, в старом голубом автобусе.

Гуэрра сказал ему: "Извини, Серджио, но я хочу, чтобы ты поговорил о своих подарках. Обычно все красивые вещи, которые попадают к тебе, потом перекочевывают в дома других людей". Параджанов ответил: "Обычно, когда что-то даришь, то нужно забывать об этом. Это правда, что я дарил ценную мебель, кольца, ковры, рисунки Феллини, которые принес мне ты… Когда я делал своих друзей счастливыми, счастлив был и я. Но все это смешалось в моей памяти, и подробно об этом я вспомнить не могу. Но могу рассказать тебе о некоторых подарках, которые я дарил в тюрьмах Киева. За ними стояли истории и нереальные видения, похожие на то, как я снимаю кино".

"Вот например: я был в тюрьме всего несколько дней, и увидел, как обширно неведение среди множества заключенных. Тогда я решил каждому из них сделать подарок. Их было 1500, и я начал рассылать письма всем знакомым литераторам и авторам в Союзе. Я попросил каждого прислать книгу с автографами. Грузинские поэты, студенты, архитекторы и драматурги ответили мне и прислали 1500 книг. Из них в тюрьме составилась небольшая библиотека, которую я раздал. Интересно, что я не видел, как эти книги читались. Я думал, что заключенные так увлеклись стихами и романами, что держали их в тайниках, чтобы не отняли. Представь же мое разочарование, когда я начал находить страницы и обложки этих книг в самых грязных местах лагеря. Я начал собирать их и прятать под койкой. Потом я начал закапывать их во дворе. Однажды среди них мне попалась на глаза книга Шекспира в переводе Пастернака, с его маленьким автографом. Ее я оставил на несколько дней, и все пытался вспомнить хотя бы один шекспировский стих. К сожалению, я не мог вспомнить ничего", - рассказывал Параджанов..

В ближайшее время презентации книги об армяно-итальянских культурных связах пройдут в других университетах и культурных учреждениях Италии.

Теги:
книга, культурные связи, Армения, Италия

Главные темы

Орбита Sputnik