02:49 10 Декабря 2018
Прямой эфир
  • USD484.99
  • GBP618.85
  • EUR551.29
  • RUB7.25
Поезд идет по одному из участков Турксиба.

Армянская декабристка XX века: бросила все и уехала за мужем-немцем в ссылку

© Sputnik /
Общество
Получить короткую ссылку
Интересные факты об Армении и армянах (228)
841120

Как пройти сквозь все тяготы жизни и суметь сохранить доброту и душевную гармонию? Армянка из Майкопа однажды решила последовать за любимым человеком в буквальном смысле на край света. Путь оказался крайне тяжелым, но женщина сумела с достоинством его преодолеть.

Лилит Арутюнян, Sputnik

Удивительная история армянки, ставшей настоящей декабристкой 20 века, была представлена российским онлайн-порталом Memorial.krsk.ru (Красноярское общество "Мемориал").

Римма Сергеевна (Рипсиме Сероповна) Карапетян — дочь Серопа Карапетяна, вместе со своей матерью бежавшего из Турции во время Геноцида армян 1915 года. Родилась она в 1921 году.

"Кроме меня в семье было две сестры и два брата. Отец наш был преподавателем естественно-географических наук. Мама — добрейшая и милейшая из женщин — Амаспюр Мовсесян-Карапетян, окончила гимназию и посвятила нам и отцу всю свою жизнь. С нами еще жила мать отца — наша дорогая бабушка Нубар", — вспоминает Римма Сергеевна.

О Геноциде в Османской империи детям рассказывал отец в редкие свободные минуты от работы в школе наряду с уроками армянского языка.

После школы девочка поступила в фармацевтическое училище. Учеба пришлась на годы Второй мировой и уже на третьем курсе ее выпустили досрочно со званием "помощник провизора".

"Я по направлению поехала в Нефтегорск. Скудный гардероб мой уместился в чемоданчик, с которым я ходила в школу. Еще теплое одеяло и подушку — вот все, что могла дать мне наша бедная мамочка. Отца в это время уже с нами не было. Он был арестован без вины и отправлен в сибирские лагеря. Морально и физически он был надломлен, последнее письмо писал из Мариинска в 1943 году (реабилитирован посмертно). Могилы его мы не знали, и через 15 лет, проезжая мимо этого города, и в другие годы, когда мы ездили в отпуск, я тихонько плакала, жалея его", — рассказывает она.

В Нефтегорске Римма Сергеевна начала встречаться со своим будущим мужем — Виктором Крамером, отец которого был немцем по национальности. В то же время вышел указ о переселении немцев из прифронтовой зоны. Этот указ сыграл роковую роль в жизни молодых людей.

Выйдет в свет книга о воинах из Армянской ССР – не забудут и азербайджанцев>>

Однажды мальчик принес Римме записку от Виктора: "Если я тебе дорог, то собирайся".

"Сборы были недолги, узелок с одеялом и подушкой, чемоданчик школьный — и тронулись мы с Витенькой в долгий и далекий путь, не ведая, что нас ожидают горести и печали, страдания, унижения, оскорбления. Было это в июле 1942 года".

Молодой чете пришлось скитаться по глухим станкам (так назывались все небольшие населенные пункты) Сибири в общей сложности 13 лет. За это время Римма Карапетян-Крамер родила четырех детей, один из которых скончался от туберкулеза в возрасте двух лет. Каких только лишений не выпало на их судьбу: и голод, и холод, и даже заключение мужа, основанное на клевете. Месяцами жизнь их висела буквально на волоске.

О том, как им удалось выжить в первую, "самую ужасную зиму" 1942-1943 годов, женщина пишет следующее: "Мы чуть не погибали от голода, имея ежедневно только 300 граммов хлеба. Открывая глаза утром, ждали открытия магазина, получали паек, моментально съедали и ожидали наступления ночи, которая в тяжелом сне-забытьи спасала нас от голода. Вот так и были выброшены за борт жизни два специалиста, фармацевт и геолог-эксплуатационник нефти. Но не суждено было нам умереть от голода — нас спасло чудо! По Енисею шел большой караван барж с продуктами питания. А по реке уже плыли огромные ледяные поля. И как раз в полутора км от нашего станка вдруг караван остановился. Началась зимовка каравана. Мы с мужем два раза в день ходили перебирать картошку на барже и были бесконечно рады провидению, что не пришлось погибнуть в расцвете молодости. На работе в обеденный перерыв нам разрешалось варить картошку. На баржах везли еще рогатый скот. Как только сено закончилось, его начали забивать. Сначала нам разрешали брать только кровь, из нее мы готовили обед. А затем назначили нам паек из внутренностей".

Несмотря на тяготы и лишения, пара удивительным образом не только понимала и поддерживала, но и любила друг друга. О своем супруге Римма Сергеевна пишет исключительно с эпитетами "любимый", "дорогой".

Вскоре у них родилась "маленькая, дорогая, драгоценная дочурка Виолетта". Вместо того, чтобы радоваться, молодые пребывали в глубокой печали, поскольку не знали, как выкормить своего первенца.

"Я сама худая, изможденная. Молока нет, пеленок нет. Обносились и поменяли все, что можно было, на еду. За платья местные давали литровую банку овсянки. Разделим эту банку на 5-6 раз и варим похлебку, а она кажется такой вкусной, сладкой и масленой. Одеться пришлось в мешковину, и эти мешки приходилось воровать на берегах. Все у нас было из мешковины — и простыня, и матрас. Спали мы втроем за неимением постели. Согревали своими телами нашего ребенка", — вспоминает Римма Сергеевна.

Только с переездом в Южно-Енисейск жизнь молодой семьи стала понемногу налаживаться.

"Муж устроился на работу в геологоразведочную партию техником-топографом. Позже он окончил топографический техникум, впоследствии стал начальником топографической партии. Наконец-то и я устроилась по своей специальности в аптеку… 13 лет! Все лучшие годы молодости были перечеркнуты проклятой войной", — рассказывает она.

В 1965-1966 годах они переехали в Раздолинск, куда перевели рудоуправление, и где работал Виктор Карлович.

"Пока устраивали жизнь, растили детей, молодость упорхнула и постучалась к нам в двери старость… Как только все вытерпело мое сердце: невзгоды, горести и даже смерть моего дорогого и любимого мужа… И что же оказалось на самом деле? Когда рухнул тоталитарный строй, мы оказались жертвами политических репрессий, а я вообще ошибочно была взята на учет спецкомендатурой МВД. И реабилитирована после смерти главного палача еще в 1956 году, а узнала об этом только в конце 1994 года. Изломали жизнь, выкачали все здоровье и помиловали на 73-м году жизни, а муж мой так и не узнал о реабилитации".

Она признается, что последняя радость в ее жизни — это внуки и правнуки, которых ей довелось дождаться.

Не сошел с ума, но дал обет молчания: что потрясло Мартироса Сарьяна>>

Интересны комментарии людей, знающих Римму Сергеевну лично. Одна из них — Елена Колпакова называет ее достоянием Раздолинска.

"Римма Сергеевна — это достояние Раздолинска, это женщина-декабристка, посвятившая всю свою жизнь своему мужу и детям. Работала милая, интеллигентная женщина в аптеке. Сегодня она — добрая бабушка своим внукам и правнукам, неравнодушная соседка в доме и уважаемая всеми наша односельчанка".

Римма Сергеевна (Рипсиме Сероповна) Карапетян – Крамер
Римма Сергеевна (Рипсиме Сероповна) Карапетян – Крамер

Тема:
Интересные факты об Армении и армянах (228)
Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik