19:24 08 Декабря 2019
Прямой эфир
  • USD478.03
  • GBP627.41
  • EUR530.47
  • RUB7.50

Минтай первой свежести: как работает самый современный рыбозавод в России

© Sputnik / Виталий Аньков
На краю света
Получить короткую ссылку
47 0 0

На курильском острове Шикотан работает один из крупнейших в России рыбоперерабатывающих заводов, оснащенный по последнему слову техники

Президент Владимир Путин лично дал старт работе нового рыбоперерабатывающего завода на Шикотане. Произошло это 5 сентября на Восточном экономическом форуме (ВЭФ) во Владивостоке.

За несколько дней до знаменательного события мы сумели попасть на завод и познакомиться с его директором.

Из Прибалтики не заезжали?

Можете себе представить, насколько напряженным для всего персонала были эти дни перед запуском. Завод — самый современный в России, да и в мире аналогов очень немного. Весь процесс полностью автоматизирован. Но роботы могут работать спокойно, а люди все равно волнуются.

Олег Мазур, директор завода Курильский рыбак на Шикотане
© Sputnik /
Олег Мазур, директор завода "Курильский рыбак" на Шикотане

Директор Олег Иванович Мазур волнуется не меньше остальных. Но по ходу тестового запуска, когда завод проводит весь цикл — от выгрузки рыбы из трюма рыболовецкого судна до передачи на склад готовой продукции упаковок замороженного минтая, Олег Иванович успокаивается. Все работает исправно, можно расслабиться и уделить время гостям.

— Олег Иванович, кто работает на заводе?

— У нас практически все приезжие.

— И вы?

— Да. Родился я на Украине. Но родители практически сразу увезли на Сахалин, потому что в моря ходили. И я еще до школы успел в морях побывать. Другой жизни, собственно, и не видел. Поэтому и сам пошел в моря. Долго капитанил. Шесть лет сюда в должности капитана рыбу сдавал. Потом предложили новый пост. И вот уже три с половиной года я директор завода.

— Откуда к вам приезжают работать?

— Едут из разных регионов. Если брать рыбопереработчиков, то очень много едут с Алтая, из Кемерова. Из-за границы едут. Работаем и с кадровым агентством, и сами люди обращаются.

— Из Прибалтики не заезжали?

— Сейчас у нас работают монтажники-литовцы от фирмы Skaginn 3X. Хорошие ребята. Миндаугас из них самый выделяющийся, прикольно с ним общаться.

Были и поляки.

Рыбный завод на острове Шикотан
© Sputnik /
Рыбный завод на острове Шикотан

— И сколько людей заняты в производстве?

— Если взять флот, строителей, обработчиков, получится под пятьсот человек.

— Флот свой?

— В работе четыре судна у нас свои. И сейчас мы взяли еще пятый пароход. Из Норвегии пригнали. Он оформляется, должен сегодня выйти. Перевооружим. На скумбрию и иваси отправим.

Есть и наши партнеры, другие рыболовецкие фирмы, которые помогают, — порядка восьми судов. Мы тралом ловим, а у них немного другой вид промысла. Но основные объемы мы вылавливаем самостоятельно.

— На заводе производства полного цикла?

— Да. У предприятия есть флот. Рыбаки выходят в море. Ловят. Привозят. И мы тут уже обрабатываем. На Шикотане мы занимаемся белой рыбой: минтай, треска, камбала, кальмар, навага и т. д.

Где красная рыба?

Сейчас мы с вами в здании старого завода. Здесь мы обрабатываем до трехсот тонн рыбы в сутки.

На новом заводе мы уже можем перерабатывать ежесуточно до тысячи тонн сырца. Там установлены новейшие технологии. Технологически для России мы даже в чем-то первооткрыватели. Там у нас будет и филейное производство. Нацелены собирать даже желудки минтая — не слышал, чтобы раньше кто-то подобное делал.

Рыбопровод, по которому улов с судна отправляется прямо на завод
© Sputnik /
"Рыбопровод", по которому улов с судна отправляется прямо на завод

— Что еще будет выпускаться на новом заводе?

— Фарш минтая, филе минтая. Фарш трески, филе трески.

— Это не то филе, которое показывают в "Контрольной закупке", растаяло — и одна вода?

— Как попросите… Можем и с водой сделать. Но, конечно, у нас такого нет. Как рыбак с многолетним опытом, я плохую рыбу в производство не пускаю.

Консервное производство, которое работало у нас на старом заводе, также будет переноситься на новый завод. Кстати, в прошлом году мы получили первое место по Сахалинской области за консервы "Печень трески натуральная".

— Мы, как прибалты, должны встать на защиту печени трески, которую выпускают у нас.

— Поверьте, тут она совсем другая. У нас она не мороженая. Выловили — и сразу делаем.

— На стене вашего кабинета, помимо прочего, висит наградной сертификат за тихоокеанскую сайру. Это ведь ее ловят, подсвечивая большим прожектором воду?

— Светом, да. У нас были такие суда. Но последние года четыре сайры практически нет. Иваси со скумбрией подошли. Пока не отойдут, сайры не будет. Очень вкусная рыба. Берешь малосолененькую, разделываешь в руках, жирок течет… С картошечкой, с лучком. Да еще и в компании, да еще и по пять капель. Ой.

Свежий улов минтая поехал по конвейерной ленте цеха
© Sputnik /
Свежий улов минтая поехал по конвейерной ленте цеха

— А почему в номенклатуре продуктов отсутствует красная рыба?

— Остров Шикотан не предрасположен к профессиональной добыче красной рыбы. На реках Шикотана нет таких подходов, как на том же Кунашире и Итурупе. Главным по промыслу красной рыбы на Курилах считается Итуруп. Там и речек больше, и лес. У нас же ни медведей, ни змей — остров для пешего туризма.

— Насколько производство зависит от сезона?

— Работаем круглый год. От сезона не зависим. Круглый год у нас минтай, треска и камбала. С июня по ноябрь — скумбрия.

— А бывает, что рыбы нет?

— Бывает. Выходишь в море, а Южные Курилы тряхануло. На два-три дня рыба исчезает. Тогда занимаемся хозработами. Но такого, чтобы рыба пропадала надолго, нет.

Новейшие технологии помогают координировать работу завода
© Sputnik /
Новейшие технологии помогают координировать работу завода

О технологиях

— Вы упоминали технологическое новаторство на производстве. О каких технологиях конкретно идет речь?

— На новом заводе используется автоматический весовой комплекс, самый современный автоматический упаковочный комплекс — такой в России еще не применяется.

— Технологии западные?

— Технический проект — исландский. Исландцы у нас тоже работают. Основное оборудование тоже из Исландии. Кроме минтаево-тресковой линии. Там немецкие технологии. Какое-то оборудование транспортировали из Южной Кореи. Ну и, разумеется, наше.




Главные темы

Орбита Sputnik