04:51 23 Июля 2017
Ереван+ 24°C
Прямой эфир
Сэм Клебанов

Сэм Клебанов: грех "артхауса" беру на себя

© Sputnik/ Владимир Вяткин
Эксклюзив
Получить короткую ссылку
16530

За кулисами Каннского кинофестиваля Sputnik Армения удалось побеседовать с известным российско-шведским деятелем киноиндустрии, продюсером и телеведущим Сэмом Клебановым, который поделился своими впечатлениями от фильмов и видением современного прокатного рынка, а также рассказал о появлении слова "артхаус" в русском языке.

О том, что нового внес 70-й Каннский кинофестиваль и можно ли считать его знаковым, а также о судьбе авторского кино и о том, как появилось понятие "артхаус", Sputnik Армения рассказал продюсер и телеведущий Сэм Клебанов. Беседовал Карен Аветисян.

— Принято считать, что основная программа Каннского кинофестиваля определяет тренды в развитии киноискусства. Что в этом плане показалось Вам значимым?

— Ну это, естественно, происходит не каждый год, просто бывают годы, когда, действительно, имеют место настоящие прорывы, когда мы вдруг понимаем, в какую сторону будет двигаться кино. Так было, например, с появлением "Догмы 95" или братьев Дарденн, или же когда мощно была заявлена новая румынская волна. Это были, действительно, дальновидные решения жюри, которые определили, куда движется кино.

В этом году прорыва, указывающего будущее, не произошло. И в этом не виноват Каннский фестиваль, просто такое не происходит каждый год в мире. Было бы странно, если бы это происходило каждый год в мае, как по расписанию.

И, тем не менее, каждый год фестиваль выявляет, если не глобальные направления, то какую-то тематику, которая кажется режиссерам и селекционерам важной. И в этом году это были фильмы о кризисе семейных отношений.

— Рядом с глубоко авторским кино были и фильмы для так называемого массового кино. Можно ли говорить, что фестивали дают понять, что границы между массовым и авторским кино условны?

— Да, уже несколько лет в программах фестиваля есть фильмы абсолютно зрительские. И это сильная сторона Каннского фестиваля, который все время комбинирует хардкорный артхаус на примерах Хон Сан Су и Наоми Кавасэ с таким фильмом как нетфликсовская "Окджа".

— Количество зрителей по всему миру, смотрящих так называемый артхаус, с годами увеличивается или их процент не меняется?

— Я многие годы думал, что растет, но теперь у меня ощущение, что не растет. Это скорее превратилось в законсервированное гетто, которое даже скорее вымывается, так как появились другие развлечения, которые увели зрителей к себе, например, сериалы.

Хорошо ли это или плохо — не знаю, но сегодня очень много снимается хороших качественных сериалов. Зрители подписываются на сериалы, зная, что это их долго будет держать. Очень сильно возросла конкуренция за время зрителя и за его душевную энергию. Поэтому, например, в России две-три тысячи зрителей артхауса на всю страну считается нормальным результатом.

— Как вы относитесь к обвинениям в адрес фестиваля о проявлении русофобства в отношении выбора тематики российских фильмов на Каннах?

— По той же логике можно обвинить фестиваль в филипинофобии, мексиканофобии, австрофобии и т.д.

Всегда интересно то кино, которое находит болячки, интересна драма, интересна боль, интересен конфликт, а кино, которое показывает, как все хорошо, и даром никому неинтересно.

— Но вы верите в фестивальную конъюнктуру?

— Есть некие общие принципы, как то, что я уже сказал про проблемное кино. Например, фильмы Ульриха Зайдля точно также высмеивают австрийскую действительность. Я помню, когда я занимался прокатом фильма "Песни со второго этажа" посол Швеции, получив приглашение на премьеру, не пришел и сказал, что этот фильм очерняет его страну.

Фестивалям нужны фильмы, которые резонируют с действительностью. В Америке, например, пришел к власти Трамп и появился новый набор проблем, и в ближайшем будущем точно появятся фильмы, которые будут резонировать с этими проблемами.

— Говорят, что именно вы впервые ввели в обиход слово "артхаус" как определение прокатного жанра. Как это произошло?

— Да, я даже не помню точно, когда это случилось. Слово, естественно, существовало и до этого, но было известно исключительно узкому кругу специалистов. В 1998 году мы готовили релиз к фильму Такеши Китано, и я получил сообщение от компании, с которой мы работали, и там было написано, что они выпускают новую линейку "некоммерческого кино". Я сказал, что это негативное и странное определение. Что значит "некоммерческое кино"? То есть, мы не будем брать со зрителей деньги что ли? И я, как сейчас, помню написал им: "Есть прекрасное русское слово "блокбастер", давайте добавим в русский язык еще и слово "артхаус". Это был 98-й год и, начиная с какого-то времени, любое кино, не приносящее деньги, стало называть артхаусом (смеется). Сейчас я это слово мало употребляю, но в свое время в русский язык его ввел именно я и могу этот грех взять на себя.

Նյութի հայերեն տարբերակը>>

Теги:
Каннский кинофестиваль, Сэм Клебанов

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Чулки в сетку

    Общественники Латвии предлагают брать штрафы с клиентов проституток, но Госполиция уверена, что это просто загонит ночных бабочек в подполье.

  • Даля Грибаусйкате на учениях Tobruq Legacy 2017, архивное фото

    Посольство России в Литве заявило о том, что политический курс Дали Грибаускайте не отвечает интересам страны.

  • Игорь Додон

    Президент Молдовы назвал провокацией принятую парламентом декларацию о выводе российский войск с территории страны.