18:24 21 Февраля 2020
Прямой эфир
  • USD478.35
  • GBP617.79
  • EUR517.05
  • RUB7.43
Эксклюзив
Получить короткую ссылку
72111

О проблемах коррупции в системе соцобеспечения, безработице, определении инвалидности и размере пенсий, - на эти и многие другие вопросы ответил в эксклюзивном интервью Sputnik Армения министр труда и социальных вопросов Армении Артем Асатрян.

Министр труда и социальных вопросов Армении Артем Асатрян рассказал в эксклюзивном интервью Sputnik Армения о методах борьбы с коррупцией в социальной сфере, проводимых реформах, контроле выплаты госпособий физическим лицам. Беседовала главный редактор Sputnik Армения Алина Ордян в рамках своей авторской программы.

— Добрый день, господин Асатрян. Сегодня мы хотим поговорить о проблемах, которые вызывают беспокойство в обществе. В последнее время много шума наделал вопрос определения группы инвалидности, наличия коррумпированной схемы и арестов в этой связи. Сейчас происходят некоторые изменения. Возможно ли на самом деле искоренение коррупции в кратчайшие сроки?

—  Коррупция в этой сфере закрепилась прочно. Однако работы по внесению изменений и искоренению коррумпированности системы мы проводим не первый день. Сложно выявлять проблемы и решать их, если сложившаяся ситуация выгодна кругу лиц, вовлеченных в эту систему. Это как гражданин, так и доктора (выдающие больному направление и непосредственно профильные врачи).

Мы работаем в этом направлении, и поэтому с 2014 года, согласно постановлению правительства Армении, была утверждена стратегия, предусматривающая изменения в этой сфере. Она подразумевает переход к новой международной модели определения групп инвалидности.

Группа инвалидности устанавливается по состоянию здоровья после медико-социальной экспертизы. Однако в соответствии с новой системой нам необходимо установить на самом ли деле человек должен быть включен в социальную группу инвалидов. Мы уже запустили пилотные программы. Детально изучаем степень интегрированности человека в общество, выясняем имеет ли он равные возможности, и только после этого выдаем ему степень инвалидности.

—  Как должен узнать человек, полагается ли ему группа инвалидности, так как зачастую сложно очертить грань между инвалидностью и болезнью. Как можно избежать коррупции? На самом ли деле эти аресты что-то изменили?

— Для среднестатистического гражданина сложно оценивать самому свое состояние, а тем более, когда речь идет о принадлежности к той или иной группе инвалидности. Обычно такие диагнозы ставит профильный врач. С этой целью мы разработали простой метод, который должен быть принят правительством. После известных нам случаев (речь идет об арестах), каждый отдельный, установленный врачом диагноз об инвалидности человека будет дополнительно проверяться. Будут проверяться на подлинность документы о состоянии здоровья пациента. После проверки документов, гражданину выдается документ о состоянии его здоровья, после чего уже человек в зависимости от диагноза может пользоваться пакетом государственных услуг.

В рамках реформ мы также планируем разработку частной реабилитационной программы, позволяющей распределение государственных средств сделать более адресным. Есть и другая крайность, например, когда мы предоставляем степень инвалидности, мы как бы психологически ставим крест на этом человеке, автоматически делая из него пенсионера. Однако мы должны обеспечить гражданина услугами, направленными на его восстановление и скорейшее возвращение к полноценной жизни. Сегодня же действует обратный механизм: дело должно дойти до инвалидности, чтобы человек смог воспользоваться услугами. Этот вопрос мы должны решить. Поэтому многие стремятся получить инвалидность, для того чтобы воспользоваться услугами. Однако сегодня если мы предоставим услуги человеку, нуждающемуся в этом, до момента определения инвалидности, то, на мой взгляд, все встанет на свои места.

—  Господин Асатрян, каких результатов мы достигли?

—  Мы интенсивно работаем в этом направлении. Эта практическая реформа, одними административными методами здесь не обойтись. Мы испробовали уже пилотную версию этой программы, так как решили понять все плюсы и минусы системы, до ее полноценного функционирования.

Мы планируем также оцифровку историй болезни граждан. Человек на протяжении своей жизни посещает различные лечебные заведения, проходит исследования и получает соответствующее лечение. Сейчас, когда все эти данные будут оцифрованы и собраны в системе электронного здравоохранения, которое будет задействовано полноценно с этого года, не будет необходимости в прохождении повторного обследования. Все данные будут сосредоточены в одной системе. Этим сокращается также и риск коррупции. Ведь были случаи, когда в тех или иных целях подделывались документы.

В стране ежегодно проводятся 75 тысяч обследований, однако после задействования этого механизма их количество сократится на 30-40% или 25-30 тысяч. Это позволит как разгрузить врачей, так и повысить качество обследования.

—  Как правительство контролирует выдачу госпособий, ведь есть много случаев, когда человек через коррупционные механизмы получает инвалидность, и тем самым получает льготы от государства. То же самое могу сказать и о пособиях хорошо известной системы "Парос".

—  Действительно, в этой сфере у нас есть большие проблемы. Однако для их решения мы разработали определенный механизм. На этом этапе мы ведем интенсивные работы с лицами от 18 до 63 лет, которые работоспособны и не состоят ни в одной из социальных групп: это не студенты, не работники, не безработные, не инвалиды.

Эти люди входят в группу лиц, желающих незаконно получить пособие и, таким образом, решить свои вопросы. Здесь есть определенная несправедливость: получается, что одни работают и платят налоги, а другие не принадлежат ни к одной из перечисленных групп и надеются на получение пособия из госбюджета страны. Разработанный нами механизм позволит равномерно распределять нами средства и донести их до действительно нуждающегося в этом человека.

Мы также планируем поощрение трудоустройства граждан. Так, в прошлом году, мы обеспечили работой 17 тысяч человек.

—  Есть люди, которые имеют работу, однако хотят также воспользоваться государственной помощью. Как вы выявляете таких лиц?

—  Этот стереотип пока не сломан в нашей стране. К сожалению, многие считают, что возможность воспользоваться социальными льготами — это какое-то достижение. Хотя сегодня это не так распространено, как раньше: если раньше были случаи, когда в эту аферу были вовлечены члены семей чиновников, сегодня этого нет. С другой стороны, не исключаю, что до сих пор пособия получают лица, которым оно не полагается. Оно и понятно, ведь система никогда не может работать на 100%.

Согласно данным экспертов Международного валютного фонда, система оценки уровня необеспеченности семей Армении имеет 75% адресность, что делает Армению лидером в регионе. Однако этого недостаточно, и мы должны решить остальные проблемы. С этой целью мы также используем определенные фильтры. Например, следим за социальной деятельностью человека.

Увеличился также риск коррупции, особенно после того, как людям, попадающим под категорию неимущих (с "баллом уязвимости", равном 30,01 и выше) предоставлялась возможность пользоваться преимуществами социального пакета услуг. Некоторые любой ценой пытались заполучить эту степень, хотя для получения "балла уязвимости" необходимо предоставить ряд документов.

Мы уже предприняли определенные меры в этом направлении. Например, когда с января начала действовать система субсидирования расходов на газ и электричество для неимущих семей. Мы спустили планку "балла уязвимости", при наличии которого человек может пользоваться социальным пакетом, до 20,01 и выше. Согласно новым правилам, те кто находятся ниже уровня 30,01 смогут бесплатно пользоваться услугами здравоохранения, а те кто выше — будут получать финансовое обеспечение, однако в некоторых случаях за лечение будут платить сами. Соцпакет в полной мере может действовать для той категории граждан, которые попадают в "группу уязвимости" с показателем 35 баллов и выше. Это социально необеспеченные семьи, в которой есть много детей или инвалиды.

—  Какие изменения предусмотрены в системе выдачи единовременных пособий при рождении ребенка и пособий по уходу за детьми до 2 лет?

—  Система выдачи единовременного пособия при рождении ребенка и пособия по уходу за детьми до 2 лет уже функционируют. Мы запустили электронную систему, которая автоматизирована с налоговой инспекцией. Таким образом, единовременное пособие при рождении ребенка уже выплачивается безналичным способом. А гражданин получает его без предоставления дополнительных бумаг. После запуска этой системы за день мы лишили пособия 300 человек, так как они получали его незаконно.

Однако пока еще необходимо многое сделать для решения вопроса выдачи пособий по листу временной нетрудоспособности, материнских пособий. До сих пор этими вопросами занимался работодатель, а в нашей стране действуют 45-50 тысяч компаний и организаций. В каждой компании отношение к этому вопросу субъективное, так как это контролирует не государство. Вопрос будет решен после того, как эта система станет электронной.

—  Все это упорядочит электронная система?

—  Да. Для решения этой проблемы необходимо запустить электронную систему, разработанную в соответствии с буквой закона. Мы пытаемся внедрить систему, которая исключит человеческую ошибку. Зачастую люди не знают, как и куда обращаться и кто может помочь им. Поэтому роль социального работника заключается в оценке степени нужды и формировании индивидуальной программы для каждого человека. Социальный работник должен лично координировать реализацию этой частной программы и должен помочь выйти гражданину из сложившейся ситуации.

—  Социально обеспеченное общество, конечно же, это не только получение пособия. Мы знаем, что министерство обеспокоено также вопросом трудоустройства граждан. Как решается вопрос повышения социальной обеспеченности страны?

—  Одно из основных условий снижения уровня безработицы и повышения рабочих мест — это рост экономики страны. В нашей стране как в 2014-м, так и в 2015 году на 15% были увеличены пенсии. Параллельно был увеличен размер пособий, а также минимальной и средней зарплат. Власти пошли на этот шаг даже в той сложной ситуации, в которой находилась наша страна. В ситуации, когда снизился уровень трансфертов.

—  Всегда жалуются на то, что пенсии не повышаются. Есть ли возможность увеличить пенсии? Если да, то почему это не делается?

—  Мы должны отчетливо понимать, что мы являемся стареющим обществом. Отношение один работник-один пенсионер — тяжелая ноша. Одним из методов увеличения пенсий является пополнение госбюджета за счет увеличения налогов. Однако у нас нет этой возможности.

В 2014-2015 годах мы на 15% увеличили размер выплат пенсионерам. Каждое увеличение обошлось в 300 миллиардов драмов для госбюджета страны. Увеличение размера пенсий даже на 1000 драм обходится нам в 5,5 миллиардов драмов. В ситуации нашей страны, проблемы должны быть решены путем роста экономики страны, инвестициями в экономику, созданием новых рабочих мест. Нужны четкие шаги в этом направлении. У нас была возможность в последние годы увеличить сумму надбавки к пенсиям для военнослужащих, имеющих инвалидность, и их семей — на 20%, либо на 40-50%.

—  В нашем государстве есть семьи военнослужащих, раненых или погибших в результате военных действий. Бытует мнение, что некоторые семьи отличившихся воинов не получают полагающейся помощи?

—  Члены семей погибших военнослужащих были обеспокоены тем, что помощь, которую мы им оказывали, называется денежной. Такую формулировку они считали некорректной. Поэтому мы назвали эти средства премиальными. Отныне для выдачи средств этим семьям не учитывается фактор трудоустройства/безработицы. Неважно работает кто-то из членов семьи или нет, все получают это пособие. Раньше некоторые семьи выбывали из этого процесса. Премия выплачивается всем, кто отдал свою жизнь за родину.

—  Перейдем к проблемам детей, проживающих в приютах и интернатах. Дети попадают в интернат из-за социального положения семьи. Что делается в этом направлении?

—  Да, вы правы. Если ребенок попадает в интернат из-за бедности семьи, то это однозначно нарушение прав ребенка. Несмотря на созданные в этих заведениях условия, которые мы регулярно пытаемся усовершенствовать, мы отдаем себе отчет в том, что ничего не заменит теплоту и уют семьи. Здесь не идет речь о детях, чьи родители лишены родительского права.

Мы одобрили программу о переименовании интернатов и приютов в центры содействия ребенку и семье. В рамках этого наши специалисты проверяют нужды детей и семей, выявляют причины, по которым ребенок попал в такое заведение. В большинстве своем дети попадают в приюты из-за социальных проблем. А эти проблемы решаемы.

Центры оказывают содействие семьям в общении с ребенком. Есть случаи, когда это невозможно. Мы пытаемся также развить такие направления как институт опекунства, институт усыновления.

Видеозапись интервью можно посмотреть здесь>>

Նյութի հայերեն տարբերակը>>




Главные темы

Орбита Sputnik