04:54 24 Июля 2021
Прямой эфир
  • USD483.42
  • GBP664.12
  • EUR568.89
  • RUB6.57
Колумнисты
Получить короткую ссылку
1015102

Как боролись с коррупцией в Армении еще со времен СССР? И почему борьбы по сути не было и нет, а коррупция была и есть?

Как бы ни сложился послевыборный пасьянс, кто бы ни пришел к власти в Армении, обязательно напомнит об этом зле.

Из шестнадцати первых лиц Советской Армении (в послесоветские – четверо) на меня пришлись десять, но если при Григории Арутюнове (1937-1953) я еще ходил в школу, то уже во времена Сурена Товмасяна (1953-1960) стал студентом и начал соображать, что в Армении к чему. К чему всегда была борьба с коррупцией.

До восьмидесятых это называлось борьбой с расхитителями социалистической собственности, но дело не в виде собственности, а желании урвать. Урывали всегда – суть в масштабах.

При Сурене Товмасяне и Якове Заробяне воровали меньше не только потому, что время еще послесталинское и законы строже – Армения была беднее, образ жизни склонялся к пуританскому, моральные ценности были выше материальных.

После войны, как говорится, не до жиру, жив – уже хорошо, а жить хорошо, когда кругом бедность, разруха и голодуха было даже неприлично. Помню по себе: ходили в школу в отцовских сапогах и никого это не удивляло; вопросы возникали, если хорошо одет, гладко причесан, а когда еще и упитан, то точно "жиртрест".

Антон Ервандович Кочинян стал первым лицом Армении в 1966-ом, когда строительство и производство всякой высокотехнологичной (по тем временам) всячины стало разворачиваться во всю ширь, и появились первые признаки нашей мощи: экономической, научной, культурной.

"Если кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет" - распевали мы в те годы, с удивлением замечая, что таких оказывалось совсем не мало, в то время как эффективность следующей строчки милицейского шлягера: "Значит, с ними нам вести незримый бой" - оставляла желать лучшего. А тут народились первые цеховики с большими деньгами, но прежде всего связями в партийно-правительственных кругах, и пошло-поехало…

Война, гибель молодых, возможная миграция - Армения начнет стареть на глазах>>

Карен Демирчян заступил на вахту в год (1974), когда Антона Ервандовича народ стал называть Антоном Брильянтовичем, но при всем при том Кочинян оставил после себя процветающий край и памятник ему в Ереване уместен.

С чего начал Демирчян, заняв кресло главного менеджера Армении? Совершенно верно – он начал бороться с коррупцией. Это всегда ласкает слух, но выполнить обещание еще не удавалось никому. Тем не менее, в демирчяновские времена вопрос по-прежнему оставался в повестке дня, но главные усилия, все-таки, были направлены на развитие экономики.

Лучше всех в смысле борьбы с коррупцией получилось у Сурена Арутюняна, последнего первого секретаря ЦК Советского периода – Спитакское землетрясение, движение "Карабах", распад СССР… Что называется, не до этого, хотя это никуда не ушло.

Обобщая прошедшие на моих глазах кампании: шуму много, толку мало. Два громких дела, не стоящих по нынешним меркам выеденного яйца. Секретарь ЦК Мгер Мелконян купил с международной выставки в Ереване голубую мечту всех ереванцев - финский холодильник "Розенлев", (экспонаты домой не вывозились, а как правило распродавались на месте). Шкаф в дверь не влезал, приподняли краном, протиснули через окно, кто надо увидел, сфотографировал, послал в Москву. Кто надо приехал, огорчился, Мелконяна с работы сняли.

Первый секретарь района имени 26-ти бакинских комиссаров города Еревана Михаил Минасян получил квартиру на улице Саят-Нова, слегка перепланировал, увеличив жилую площадь за счет вспомогательной. Минасяна освободили от занимаемой должности. По нынешним представлениям – чушь, ерунда, курам на смех, какая на фиг коррупция?!.. Тем не менее, записали в актив борьбы со злоупотреблениями служебным положением, как составной части коррупции.

Между тем… Купи тот же "Розенлев" токарь Ереванского "Армэлектромаша" или расширь гостиную за счет коридора (или наоборот) – никаких проблем. Подход такой: то, что можно простым смертным, номенклатуре нельзя. Согласитесь, в этом что- то есть.

Настал послесоветский период. Левон Тер-Петросян. Армения в разрухе, блокада, холод, хлеб по талонам, темно. Новая власть объявила прежние власти ворами и жуликами, отчего в "Грабь награбленное!" пробивалось что-то от Робин Гуда.

Война в Карабахе, отечество в опасности, казалось бы, не до воровства, но как говорил один из моих многоопытных друзей: "Граждане, оставить панику! Во время военного положения все коррупционные схемы будут работать в обычном режиме".

Может ли улыбка изменить мир - легендарные армяне в фотолетописи Валерия Плотникова>>

Под шумок приватизировались предприятия, раскулачивалось в лом и вывозилось на продажу дорогостоящее оборудование. Разговоры о коррупции не то, чтобы прекратились, но как-то сникли, поугасли, растворились в тяготах трудного времени.

Роберт Кочарян, Серж Саргсян. Страна поднималась на ноги, но и коррупционер не дремал. О кумовстве, семейственности, протекционизме говорили все кроме государственного телевидения. Назывались имена, ставшие нарицательными: "Сашик", "Лфик-Само", "Немец-Рубо"…

…Ушел Серж Саргсян, пришел Никол Пашинян. Сказал: "Размажу по асфальту", "Вырву с корнем", и рядом много чего с той же страстью борца с расхитителями капиталистической собственности.

Прошло всего ничего и вдруг: "С коррупцией в Армении в принципе покончено!". Всем стало смешно. В Америке, во Франции, в Англии, Китае, Сингапуре не смогли, а мы за полтора года - и вот вам пожалуйста…

Теги:
Армения, коррупция

Главные темы

Орбита Sputnik