05:09 13 Апреля 2021
Прямой эфир
  • USD528.10
  • GBP725.35
  • EUR628.49
  • RUB6.83
Колумнисты
Получить короткую ссылку
3565814

Власти Турции заявили, что всерьез подумывают о выходе из ряда международных договоров и соглашений. На этот раз речь зашла о конвенции Монтрё, определяющей статус проливов Босфор и Дарданеллы. Эрдоган вновь шантажирует Запад, давая понять, что развалит всю систему региональной безопасности, если не получит то, на что рассчитывает. Это вполне может быть связано и с планами администрации Джозефа Байдена относительно признания Геноцида армян.

В конце прошлой недели свыше ста турецких отставных адмиралов подписались под открытым письмом, в котором высказали свою крайнюю обеспокоенность в связи с дискуссией о возможности выхода Турции из конвенции Монтрё. Бывшим высокопоставленным военачальникам эти планы Эрдогана кажутся погоней за сиюмитнутными интересами. В долгосрочной же перспективе выход из конвенции, по убеждению адмиралов, чреват абсолютным провалом Турции, так как в результате формирования новой системы региональной безопасности, Анкара может "оказаться за бортом". Прозвучавшая оценка, видимо, была слишком болезненной для Эрдогана.

Пресс-секретарь главы государства Ибрагим Калин заявил, что в открытом письме заметны "признаки заговора военных с целью свержения правительства". Сразу после этого генеральная прокуратура Анкары начала расследование. Были выданы ордеры на арест 14-ти подписантов. Десятерых из них взяли сразу. В их домах провели обыски. Четверых адмиралов не удалось найти. Их объявили в розыск. Правоохранители не спешат объяснить - каким именно образом письмо с негативной оценкой планов по выходу из международной конвенции могло угрожать государственной безопасности и конституционному строю?

Планами Эрдогана недовольны не только военные, но и дипломаты. Недавно 126 бывших послов Турецкой Республики распространили совместное обращение, в котором также предостерегли власти страны об опасностях, которые могут возникнуть в случае выхода из конвенции Монтрё. Ушедшие на покой высокопоставленные дипломаты утверждают, что это соглашение является залогом мира в черноморском регионе и отказавшись от него Анкара откроет "ящик Пандоры". "Дебаты вокруг конвенции Монтрё приведут к тому, что Турция утратит свои достижения. Это приведет к проблеме безопасности и поставит под вопрос существование государства", - говорится в подписанном послами письме.

Но вернемся к самой конвенции. До ее подписания судоходство по проливам регулировалось куда более кабальными для Турции нормами. В 1923-м году Анкара была вынуждена взять на себя обязательство по демилитаризации всей территории вдоль Босфора и Дарданелл. А контроль над самими проливами Анкара уступила международной комиссии, на которую не могла ни коим образом влиять. Спустя 13 лет – 21-го июля 1936-го года в швейцарском городке Монтрё была подписана конвенция, определившая правила судоходства по каналам, которые действуют по сей день. Благодаря этому документу Мустафе Кемалю Ататюрку удалось добиться упразднения международной комиссии и возвращения фактического контроля над проливами (и в мирное, и в военное время). Для Турции это было большим достижением. Но вот Эрдоган считает, что конвенция его страну не устраивает, так как предполагает каноны, ограничивающие суверенитет и не позволяющие зарабатывать на транзите.

Американо-турецкий клинч: отпустит ли Вашингтон в "свободное плавание" Анкару>>

Поясню, о чем речь. Конвенция Монтрё регулирует нормы использования Босфора и Дарданелл, лишая Турцию права беспричинно отказать в доступе к проливам судам того или иного государства. Документ защищает в первую очередь интересы стран черноморского бассейна. Каждое из причерноморских государств в мирное время может проводить через проливы свои военные корабли любого класса. Без ограничения количества. Анкара ограничивать это право ни коим образом не может. Для военных кораблей иных стран действуют существенные ограничения по классу и тоннажу. Они не могут оставаться в Черном море дольше, чем 21 день. Турция неоднократно закрывала глаза на нарушение этого требования со стороны судов военно-морских сил своих союзников по НАТО. Но за наиболее вопиющие случаи приходилось все-таки отвечать, так как предусмотренные конвенцией нормы международного контроля все еще работают. Задача Эрдогана - избавиться от международного контроля и получить право самостоятельно определять правила судоходства.

Взять и в одночасье отказаться от обязательств, вытекающих из конвенции Монтрё, Турция, конечно, не может. Поэтому ищет обходные варианты. Для начала Эрдоган стал применять ограничения, формально не противоречащие требованиям документа. Так, в 2002-м был ужесточен порядок прохождения через проливы нефтеналивных танкеров. Объясняя свои действия заботой об экологической безопасности своих территориальных вод, Анкара на самом деле просто оказывала прямое давление на нефтеперевозчиков с целью добиться рентабельности строившегося тогда нефтепровода Баку-Джейхан. Позднее советники Эрдогана придумали радикальный способ покончить с конвенцией Монтрё. Инициирован масштабный проект строительства обходного канала, призванного заменить Босфор и Дарданеллы. Легенда такая – мол, проливы слишком узки и судоходство по ним небезопасно. Потому будет проложен более широкий канал, использование которого будет регулироваться уже иными нормами, не связанными с обязательствами, вытекающими из конвенции Монтрё.

Аргументация мало кому показалась убедительной. Во-первых, непонятно, с какой стати в Турции решили "списать со счетов" Босфор и Дарданеллы, которые в полной мере и без проблем справляются с ролью связующего звена между Средиземным и Черным морями. После 1936-го года Босфор не стал ни уже, ни шире. Согласитесь, даже неопытному капитану нужно будет постараться, чтобы "промахнуться" и "не попасть" сорокаметровым (в ширину) танкером в 800-метровый пролив. (800 метров – это самое узкое его место.) Во-вторых, почему Эрдоган решил, что действие конвенции Монтрё не должно распространяться на судоходство по новому каналу? Ведь канал будет выполнять ту же функцию, которую сейчас выполняют проливы. Для прокладки канала правительство Турции собирается привлечь инвестиции на сумму в 10 миллиардов долларов. Возвращать эти деньги собираются за счет введения гигантских пошлин на проход судна по каналу. Это сулит нешуточную прибыль.

Впрочем, проект этот, конечно же, не столько коммерческий, сколько геополитический. Его задействование позволит Эрдогану иметь в руках удобный рычаг, способный влиять на расклад сил во всем причерноморье. Турецкий лидер сможет двигать этот рычаг в ту или иную сторону в зависимости от того, кто ему что пообещает. В условиях отсутствия ограничений, вытекающих из конвенции Монтрё, Турция может поспособствовать планам США по милитаризации акватории Черного моря, или же наоборот – отказать военным судам стран НАТО в доступе к каналу. Руки Эрдогана будут развязаны.

То, что интерес турецких предводителей к проекту обострился именно накануне 24-го апреля, полагаю, вовсе не случайно. О намерении построить канал и выйти из конвенции Монтрё в Анкаре вновь громко заговорили сразу после того, как стало ясно, что президент США Джозеф Байден полон решимости выполнить свое предвыборное обещание и признать, наконец, факт осуществленного младотурецким режимом Геноцида армян. Заявление о намерении выйти из соглашения по проливам - это очередной сигнал, призванный убедить вашингтонскую администрацию в том, что Анкара может ей быть надежным и выгодным партнером. Эрдоган намекает Байдену, что признание геноцида может слишком дорого ему обойтись.

Таким образом, становится очевидным, что Турция вновь спекулирует своим географическим положением. Должно ли мировое сообщество это терпеть? Помнится, когда в начале шестидесятых Гамаль Абдель Насер заявил о национализации Суэцкого канала, США, Великобритания, Франция и Израиль объявили Египту войну.

Теги:
Геноцид армян, Реджеп Эрдоган

Главные темы

Орбита Sputnik