03:58 19 Августа 2019
Прямой эфир
  • USD475.92
  • GBP578.43
  • EUR527.46
  • RUB7.22
Мужчины в городском парке в Гюмри

Когда лень берет в плен, или Какой недуг пожирает молодежь в Гюмри

© Sputnik / Stringer
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Лилит Арутюнян
86290

Колумнист Sputnik Армения Лилит Арутюнян делится впечатлениями о молодежи Гюмри после длительного отсутствия на своей малой родине. Впечатления, скажем прямо, не слишком радужные.

Так получилось, что судьба меня снова на довольно длительный промежуток времени занесла в родные края. Речь о Гюмри – втором, как по величине, так и по значению городе Армении. В последний раз я провела на своей малой родине несколько месяцев кряду ровно десять лет назад…

Это я к тому, что общаться как следует с местным населением мне удается только во время долгого пребывания, потому что за двух-трехдневные поездки наговориться успеваешь разве что только с родными.

Так о чем же статья? Нет, не о моих передвижениях. Она о людях, совсем молодых, которые совсем ничего не делают - буквально: не учатся, не работают, не тусуются, не читают книг, не путешествуют, точнее, даже страну свою толком не знают, не танцуют, не содержат домашних питомцев, не посещают культурные мероприятия, не ходят в спортзал, даже фильмов не смотрят…

Искренне извиняюсь за столь громоздкое предложение, но я так и не научилась воспринимать это явление как должное. А самое обидное, что так живут не два и даже не 20 человек, а целая прослойка молодежи.

Праздничный Гюмри: вице-премьер Армении рассказал, ради чего стоит приехать в этот город>>

Конечно, есть здесь и совсем другая, активная молодежь, но речь сегодня не о них.

Так какое же определение можно дать совсем еще молодым людям, ничем по жизни не увлекающихся? Ленивые? Несамостоятельные? Они, скорее, нечто среднее между этими двумя понятиями. Это люди, больше склонные жаловаться, нежели действовать.

Знаю-знаю, в ваших головах сейчас весьма справедливо рождается ряд упреков в мой адрес: рабочих мест нет, а если и есть, то условия просто рабские; разнообразными развлекательными центрами город похвастаться тоже не может; да что там говорить, если даже завести парня или девушку весьма проблематично из-за стереотипов и менталитета жителей маленького города.

Да, так и есть. Вся Ширакская область во главе с Гюмри находится в тяжелейшем социально-экономическом положении на протяжении многих лет. Однако если попытаться хотя бы на минуту сосредоточиться не на статистике по безработице и не на том, что делать нельзя или невозможно, то при большом желании все же можно будет отыскать себе занятие.

И порой кажется, что самая большая проблема именно в том, что "все плохо" - прочно засело в головах, как бы предлагая весьма удобную "отмазку" для людей, попросту не привыкших что-либо делать или принимать решения самостоятельно.

Не верите? Тогда расскажу о моих соседках (девочки, кстати, хорошие: и симпатичные, и добрые, и на помощь придут, когда надо).

"Непреодолимая преграда"

Мои соседки десять лет назад, когда им было около 20. Не учатся, не работают, пока не замужем. С утра убираются, потом ходят друг к другу в гости, пьют кофе. Вечером выходят во двор, обсуждают прохожих. По-доброму посмеиваются, когда я иду в библиотеку или в бассейн, мол, делать тебе нечего.

Мои соседки сегодня. Не учатся (говорят, для того, чтобы ходить на какие-нибудь курсы, нужны деньги, а их неоткуда брать); постоянно безуспешно ищут работу. С утра убираются, потом ходят друг к другу в гости, пьют кофе.

Вечером выходят во двор, обсуждают прохожих. По-доброму посмеиваются, когда я иду гулять в центр (хоть до центра 15-20 минут ходьбы, это считается событием). Некоторые вышли замуж и стали домохозяйками.

Буйство воды и веселья: в Гюмри с жаром отметили Вардавар>>

— Пошла сегодня устраиваться на работу в супермаркет. Ты же журналист, напиши, какие у нас тут условия труда ужасные, - говорит мне на днях Мара (имя изменено). – Работать надо с девяти до семи, присесть хотя бы на пять минут строго запрещается. Обеденный перерыв – семь-десять минут. А в конце месяца тебе дадут 60 тысяч (около 120 долларов – ред.).

Мара в разное бремя работала в разных супермаркетах и магазинах. Но нынешнее предложение, по понятным причинам, не приняла... Совсем недавно в Гюмри открылся большой торговый молл, куда она собиралась на собеседование. Вчера снова увиделись во дворе.

— Как успехи? — интересуюсь я.

— Представляешь, прежде чем взять на работу, тебя посылают на трехдневные тренинги в Ереван, — с возмущением говорит моя собеседница.

— И что в этом плохого, — не могу понять ее возмущения.

— Как мне ехать в Ереван?! Как добираться до этого места? Я же там потеряюсь! – совершенно серьезно произносит 29-летняя девушка.

При этом работодатель выделяет желающим пройти тренинг небольшую сумму денег, которую вполне, однако, хватило бы на ежедневный путь до столицы и обратно для тех, кто заночевать в Ереване не может.

Узнав об этом, возмущаюсь уже я и берусь ее уговаривать, мол, помимо всего прочего, ты узнаешь много нового, познакомишься с новыми людьми. Нет, Мара и слушать не хочет о том, чтобы уезжать "так далеко" от дома.

— Ты говоришь так, как этот менеджер. Он тоже не понимает, почему на вакансию приходят по 30-40 девушек, и все они отказываются ехать в столицу, — сказала она напоследок. И это был контрольный выстрел…

Из Гюмри в Судан: врач Армен Мкртчян временно заменит легендарного Тома Катену>>

То есть, для 30-40 девушек поездка в собственную столицу всего в 120 километрах от Гюмри – непреодолимая преграда?! И из-за этого они готовы отказаться от работы?!

А что же парни?

Для того, чтобы понять, почему в гюмрийских дворах так много заполненных с утра беседок, расскажу историю одного своего знакомого.

Карен, в отличие, кстати, от многих здешних мальчишек, с детства прилежно учился. Окончив школу, поступил в ЕГУ на экономический. Родители (мать – учительница, отец – техник) из кожи вон лезли, чтобы оплатить не только учебу, но и квартиру. В семье есть еще двое детей, которые в то время тоже учились.

В итоге Карен, окончив магистратуру, вернулся… и лег на диван, ожидая, что сейчас на него с неба обрушится шквал блестящих предложений. А тем временем, задолженности и кредиты уже "душили" родителей.

Прошло уже десять лет — а он все лежит.

"Не собираюсь работать в банке за какие-то 120-140 долларов. Лучше поеду в Европу", — говорит Карен.

Стоит ли говорить о том, что никаких определенных планов относительно поездки в Европу у него нет. Зато мама взяла очередной кредит в банке и купила ему телефон последнего поколения…

В заключение добавлю, что Карена от остальных "беседочников" выгодно отличает наличие образования. Потому что большинство начинают заниматься "ничегонеделаньем" сразу после школы.

Как следить за камнепадами в Армении — институт в Гюмри показал свои датчики>>

В общем, как это ни грустно, но чертовски прав был профессор Преображенский, ведь разруха - она, и правда, в первую очередь - в головах.

По теме

Пиар-трюк или реальные рабочие места: цифры и эксперты не подтвердили оптимизм Пашиняна
Зачем армянам часы с кукушкой, или Нешуточный вопрос о немытых коровах
День труда и безработица в Армении: кому в стране не до праздника?
Тщетный призыв Никола Пашиняна, или Кого рожают армянские женщины
Теги:
молодежь, Гюмри
Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik