06:36 17 Июля 2019
Прямой эфир
  • USD476.74
  • GBP593.49
  • EUR535.47
  • RUB7.60
Ситуация в Мадагисе

"Здравствуй, дорогой, боишься?": как smartдафоны Карабаха воевали в апрельской войне

© Sputnik / Asatur Yesayants
Колумнисты
Получить короткую ссылку
2048130

Спустя месяц после обострения конфликта в Нагорном Карабахе руководитель Sputnik Армения Дмитрий Писаренко в рамках спецпроекта "Апрельская война" подытожил свой фронтовой дневник. В связи с третьей годовщиной "четырехдневной войны" на нашем портале будут публиковаться его заметки с передовой.

Дмитрий Писаренко, руководитель портала новостей и радио Sputnik Армения

Репортёры Sputnik Армения одними из первых прибыли на место событий и освещали ход боевых действий.

Карабахский smartдафон 

Автобус сворачивает с асфальтированной дороги и уходит на грунтовку. Начинаются "американские горки". Я еду стоя. Приходится подпрыгивать и почти касаться макушкой приоткрытого вентиляционного люка.

Выход, впрочем, находится. Беру каску, переворачиваю и сажусь прямо в неё, опустив ноги на ступеньки у дверцы. Крепко держусь за поручень. Круглая форма старой железной каски позволяет на кочках болтаться как "ваньке-встаньке".

На позициях, где нас высаживают, командуют два капитана. Тот, что выше ростом — главнее. Он обращается к ветеранам:

"Здесь у нас — бойцы, прослужившие всего три месяца. Прошу вас воодушевить их своим присутствием, укрепить боевой дух. Хорошо бы, чтоб у каждого отделения были свои наставники для отработки навыков".

Двое добровольцев-миномётчиков спускаются в низину, к батарее. Остальные поднимаются на высоту, к траншее. Как только бойцы растягиваются цепью, звучит короткая автоматная очередь.

© Sputnik /
Добровольцы из Еркрапа в Степанакерте

Ребята показывают вверх. Оттуда доносится звук работающего дрона. Бойцы открывают огонь, но беспилотник уходит из зоны поражения.

"Усилить воздушное наблюдение!" — дает указание по рации другой капитан, внимательно всматриваясь в небо.

Бойцы утверждают, что знают секреты, как различить "свой" дрон от "чужого". Вместе с пожилым добровольцем капитан подходит к бойцу, который сжался в подземном укрытии рядом с амбразурой.

"Здравствуй, дорогой, — здоровается он с солдатом. — Боишься?".

"Никак нет! Выполняю приказ!", — бодро рапортует молодой солдат.

Капитан объясняет, что как только появляется угроза с неба, солдаты в полной выкладке укрываются в безопасных местах. Оборудованию индивидуальных укрытий на передовой придается первостепенное значение.

"Рой глубже, чтобы во время бомбёжки было всё нипочём, и главное — не падай духом!" — подбадривает капитан другого солдата с сапёрной лопаткой.

"Что главное на войне?", — спрашиваю я бойца с лопаткой.

"Боевой дух и интеллект", — отвечает солдат.

Эти слова убеждают меня в том, что сегодняшние мальчишки в солдатской форме понимают: время лихих атак прошло. Преимущество будет у той стороны, у которой развиты технологии. За те дни, которые пожилые добровольцы из "тёмного" прошлого будут находиться на передовой, им тоже придётся многому научиться у поколения эпохи интернета.

Прошло время солдафонов, теперь в армии служат smartдафоны.

"Когда-то эти границы были определены ценой крови моих друзей по оружию, сейчас мы встали плечом к плечу с молодыми защитниками. Пусть все сознают, что порог дома каждого из нас берёт начало отсюда ", — говорит Юра Алексанян на камеру моего планшета.

Стоящий рядом Арсен смотрит в бинокль. Говорит, что после долгой разлуки снова видит противника, но не особо рад этой встрече. А я спешу к автобусу, чтобы быстрее добраться до WiFi и передать материалы в редакцию.

Молодой водитель Миша думает, что я — его ровесник и очень удивляется, когда я по дороге я рассказываю случай с той войны. Так и есть: он младше на девять лет. Я рассказываю ещё несколько (на мой взгляд) удивительных историй про армянское единство. По лицу водителя видно, что истории ему понравились, но не удивили.

"Всегда было так и будет так", — говорит водитель.

Миша уважительно прощается и высаживает меня на трассе, ведущей в Степанакерт. Здесь дежурит сводный патруль из военных и полицейских. Пока они идут в мою сторону, мне звонят с радио, и я тут же выхожу в прямой эфир. Говорю по-армянски. Патрульные внимательно слушают, а когда я заканчиваю, спрашивают: "Как там, на передовой?".

Адрут. Нагорный Карабах
© Sputnik / Asatur Yesayants

Ребята помогают добраться до города. Останавливают попутку. Свободное место, по счастью, есть. По акценту одного из попутчиков понимаю, что тот — из Ирана. Оказалось, что из Америки, но родился в Иране.

Другой попутчик из Гюмри и заочно знает местную знаменитость — моего друга Юру Алексаняна. Мир тесен.

В одном из сёл за Гадрутом останавливаемся на заправке. Пока в баллон закачивается газ, попутчики предлагают перекусить под соседним навесом. Выясняется, что они представляют религиозную общину армянских протестантов.

Попутчики тоже возвращаются с южного участка фронта. Отвозили гуманитарную помощь. Они хорошо проинформированы о ситуации с сопкой и говорят, что не перестают молиться и просить небесные силы помочь отбить эту высоту.

Война без пленных

Когда начались боевые действия, их сразу же назвали "войной дронов". Теперь же, когда события на передовой стихают, появляется возможность проанализировать их на холодную голову. И вот какая особенность апрельского противостояния становится очевидна: это — война без пленных.

Сбитый азербайджанский беспилотник
© Sputnik / Stringer

Применение дронов, артиллерии и танков говорит о дистанционном характере боевых действий. Но были и случаи ближнего боя, как в первую войну. Тогда, в самом её начале, бойцы предпочитали смерть плену. Нельзя было оставлять на поле боя тела погибших товарищей. К мёртвым относились негуманно. Не обошлось без подобных случаев и в этот раз… 

В ту войну с каждым годом стороны всё искусней овладевали средствами поражения. Потери возрастали. И только под конец, в 1994 году, бойцы с обеих сторон фронта стали гуманней относиться к пленным.

А на этой короткой войне пленных не брали. И скорей всего не из-за высокотехнологичных огневых средств. Просто вернулось то ожесточение в войне за Карабах, какое было в начале 90-х.

Послесловие

Все эти дни я находился рядом со своими коллегами по Sputnik Армения, который возглавил чуть более четырёх месяцев назад. Действовать в одиночку пришлось лишь тогда, когда я уезжал на передовую со старыми приятелями по прошлой войне. Не решился рисковать жизнями коллег.

© Sputnik /
Журналисты посетили северный участок фронта

Но именно тогда произошел эпизод, который дал понять, что со мной работают далеко не слабаки. Когда ребята подъехали к одной из воинских частей в Гадруте, там уже находились иностранные журналисты в ярких жилетах и касках с надписями PRESS. Ребята познакомились с ними и те поинтересовались, почему у них нет средств индивидуальной защиты?

"Что означает надпись PRESS? Логика в том, что она даёт понять противнику, чтобы он не стрелял в меня. Значит, он будет целиться в кого-то другого. А разве кто-то другой не человек?", — ответил наш пресс-секретарь и радиоведущий Карен Аветисян.

Тогда я понял, что рядом со мной — настоящие профессионалы. Запомните их имена: Карен Аветисян, Давид Галстян, Асатур Есаянц и Ерванд Арутюнян.

По теме

"Если умру, знай, что всегда любил тебя": апрельская война в Карабахе и письмо без ответа
В "Ераблуре" взломали автомобиль брата героя апрельской войны Арменака Урфаняна
"Склоняю голову перед вами": президент Армении встретился с участниками апрельской войны
МИД Армении распространило заявление в связи с третьей годовщиной "апрельской войны"
Апрельская война 2016: видео без комментариев
Теги:
апрельская война, Новости Армения, Армения, война, Карабах, Sputnik Армения
Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik