09:33 18 Июля 2019
Прямой эфир
  • USD476.45
  • GBP590.89
  • EUR534.43
  • RUB7.58
Площадь Республики. Ереван

Город жизни - город потерь: страшная трагедия армянского гения архитектуры

© Sputnik / Arpi Beglaryan
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Рубен Гюльмисарян
3452164

Александр Таманян мог поехать куда угодно и заняться чем угодно, но в самое тяжелое для родины время он пришел ей на помощь. Историю великого проектировщика Еревана вспоминает колумнист Sputnik Армения Рубен Гюльмисарян.

Роскошь и европейское великолепие Петербурга хоть и пленяли Александра Таманяна, но он никогда не скрывал своего желания жить и работать на исторической родине. В этот мартовский день 140 лет назад в Екатеринодаре родился будущий великий зодчий, создатель современного Еревана.

Но до Еревана оставалось еще много лет, насыщенных разными событиями — интересными и значимыми, радостными и драматическими. В 1904 году Таманян завершил учебу на архитектурном отделении Императорской Академии художеств, и сразу начинает работу по реконструкции церкви Святой Екатерины — армянской церкви Петербурга. Работы велись два года, а в 1908 году он обвенчался в "своей" церкви с нежно им любимой Камиллой Эдвардс-Бенуа.

Особое значение для выбора Таманяном собственной судьбы стал, наверное, проект армянского музея в Ани — это был заказ Николая Марра, и Таманян выполнил его в 1908 году. Музей, хоть и не построенный по понятным причинам, знаменовал пробуждение интереса молодого, но уже известного архитектора к своим истокам. И то сказать — Александр Таманян волен был выбирать практически любую престижную работу в России и Европе, а выбрал разоренную и нищую Армению. Пустырь, который нужно было рождать заново.

Экзотика ереванских дворов: цивилизация нард, которой больше нет >>

Исключительно патриотические чувства двигали Таманяном, Спендиаровым, Сарьяном и другими, когда они отозвались на зов Первой республики. Никаких материальных дивидендов, конечно, работа в Армении им не сулила, но эти люди понимали, насколько важно сейчас работать ради будущего, ради возрождения страны и народа. Таманян приехал в 1919 году.

Через два года большевики взяли власть, Нжде оборонялся в Зангезуре, Таманяну с семьей была предложена возможность уходить в иранский Тавриз. Быть может, в этом была большая ошибка маэстро — путь до иранской границы в Мегри был длинным и тяжелым. И трагичным — заболевшая дочь Маруся умерла.

А потом Таманян вернулся. В 1923 году за ними послали в Тавриз специальный поезд, они вернулись вместе с цинковым гробиком с останками Маруси — отец захоронил дочь в Ереване. Здесь архитектор начал проектировать город своей мечты, город-сад Ереван.

Два великана — Торос Тограманян и Александр Таманян — без устали трудились над величайшим проектом в их жизни. Что они сделали — знают все, а то, что не все задумки были воплощены, ни в коем случае не их вина. Идеи гениев живут вечно, в отличие от смертных телесных оболочек, и так и должно быть. На то они и гениальные, чтобы над ними не были властны завистливые потуги неудачливых невежд. Пройдет время, невежды забудутся, а Таманян и город его мечты останутся навсегда.

Милосская поневоле: памятник Старого Еревана превращается в руины >>

Практически ни один из крупных проектов Таманяна не был полностью завершен при его жизни. Взять хотя бы Дом правительства, законченный в 1952 году Геворком Таманяном, сыном великого архитектора.

Это здание было первым, построенным на овальной центральной площади, как она задумывалась таманяновским генпланом 1924 года. Главный фасад соединяется с башней, имеющей прямоугольную ротонду. Большое здание воспринимается как целостный и гармоничный градостроительный замысел, а декоративные элементы во многом — аранжировка средневековых мотивов армянской архитектуры.

Или взять здание Народного дома — Оперного театра — это же была целая эпопея, длящаяся даже сегодня — в том, что касается завершенности именно в следовании таманяновскому проекту. По истории только здания Оперы можно написать увлекательный роман.

…Про события 1934 года в семье Таманянов Аветик Исаакян напишет так: "Судьба была жестока к Таманяну. Древние сказали бы: боги завидовали ему и поразили его. Несколько лет тому назад смерть унесла молодую, красивую дочь. Это сокрушило его сердце. И рана еще не зажила, когда последовал новый безжалостный удар — умерла вторая дочь, такая же прекрасная и цветущая".

Двойное горе, тяжелая работа и постоянный стресс сделали свое. В 57 лет Таманян был почти слепым и вконец больным, он ушел зимой 1936 года. С Таманяном прощался, без преувеличения, весь Ереван. Городские власти просили у вдовы Камиллы Эдвардс разрешения на погребение в Пантеоне или рядом со Спендиаровым, у Оперного театра. Камилла сослалась на завещание архитектора — похоронить его рядом с дочерями, пришлось достраивать фамильный склеп.

Потом, через годы, прах Таманяна все же был перенесен в Пантеон. Вместе с останками Маруси и Арочки.

По теме

Исчезающее наследие Таманяна: колоритный хаос против унылой посредственности
Модернистские монстры Еревана, или Зачем разрушать наследие – архитектор
Теги:
гений, архитектор, родина, трагедия, Александр Таманян
Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik