14:44 19 Сентября 2018
Прямой эфир
  • USD484.37
  • GBP635.69
  • EUR565.50
  • RUB7.15
СТАЛИН БУДЕННЫЙ БЕРИЯ БУЛГАНИН

Кипнис, он же Геннадий, он же Овакимян – история разведчика

© Sputnik / Федор Кислов
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Сергей Баблумян
3475221

Яков Давтян, Иван Агаянц, Ашот Акопян, Гайк Овакимян –легендарные разведчики, чьими именами не названа ни одна улица в Ереване.

Гайк Овакимян, он же агент советской разведки "Кипнис", провел за рубежом около пятнадцати лет. Если знать, что иной раз ему приходилось встречаться с десятком "источников" в день, а за время службы передать в Центр более тридцати тысяч секретных материалов особой важности (включая сведения об атомном оружии), то нетрудно догадаться, что "Кипнис" устал.

Петрос Петросян рассказал истории с фронта
© Sputnik . Лаура Саркисян, Арам Нерсесян, Карен Епремян
Усталость в обычной жизни приводит в санаторий, в жизни разведчика часто ведет к провалу. Пятого мая 1941 года, получив, наконец, "добро" на возвращение в Москву, Гайк Овакимян был арестован у трапа советского корабля и доставлен в Нью-Йоркский суд, где ему предъявили обвинение в шпионаже.

Из газеты "Нью-Йорк геральд трибюн": "Хотя деятельность Овакимяна еще не совсем точно выяснена, судебные власти утверждают, что он является важным ключом для раскрытия русского шпионского гнезда в Америке".

Здесь нюанс. "Важный ключ шпионского гнезда в Америке" в то время трудился уже в "Амторге" – акционерном обществе по содействию российско-американской торговле и пользовался иммунитетом от уголовного преследования. Советский посол в Вашингтоне Уманский заявил по поводу ареста официальный протест, но протест не был услышан.

Трудно сказать, как бы развивались события дальше, если бы не война. Двадцать третьего июля 1941 года. По распоряжению президента Рузвельта Овакимяна освобождают из-под стражи, но не так, чтобы за красивые армянские глаза — взамен советские власти пообещали отпустить шестерых американских шпионов. Между тем, домой отпустили лишь троих.

Родина встретила своего сына, не задушив в своих объятиях, но, все-таки, достаточно тепло, что не являлось обязательным для разведчиков, возвращающихся на родину после провала, однако, заслуги "Кипниса" были столь велики, что Берия изменил правилу наказывать всех, кто попадался под горячую руку. Овакимяна назначают заместителем начальника внешней разведки, а дальше руководителем проекта ENORMOS (обеспечение советских ученых атомными секретами США).

Прошло несколько лет. Служба разведки СССР вошла в процесс глубокой и длительной реорганизации, "Кипнис" долго ждал своего часа, а вопрос его трудоустройства никак не решался. Тогда Овакимян подает рапорт об увольнении, и получает хамский ответ от Берии: "Не хочет, пусть уходит. Просить не будем". Теперь оставшись без дела, он мог думать о том, что и почему в его жизни складывалось именно так, а не иначе.

…Где прежде всего ждали молодого человека, свободно говорящего на немецком, английском и итальянском языках, выпускника элитного Высшего технического училища Москвы имени Баумана, аспиранта Московского химико-технологического института, (позже — доктора наук)? Трудно промахнуться, сказав, что, как тогда говорили, "в органах", а с учетом приведенных выше достоинств – в научно- технической разведке Министерства государственной безопасности..

Первая командировка в Берлин (под псевдонимом "Геннадий"), затем Нью-Йорк, где очень скоро он уже начальник резидентуры советской разведки. Направление главного удара: сбор данных о сверхсекретных разработках по созданию атомной бомбы. Информация поступает из первых рук, включая завербованных в 1938 году Розенбергов и, пожалуй, самого ценного агента – заместителя министра финансов США Гарри Декстер Уайта.

…Теперь разведчику, ученому и одновременно генерал-майору говорят: "Пусть уходит, просить не будем". Овакимян уходит. На мирную работу: становится директором, а затем заведующим лабораторией Государственного института азотной промышленности.

Скончался разведчик в 1967 году, похоронен на Армянском кладбище в Москве. Помнит узкий круг лиц, близких по крови и верных по службе. Да еще три года тому назад министерство связи Армении выпустило в обращение блок из четырех марок в честь легендарных разведчиков- армян: Якова Давтяна, Ивана Агаянца, Ашота Акопяна, Гайка Овакимяна.

Информация к размышлению: ни одна из улиц Еревана ни одного имени из этих четырех армян пока не носит…

Теги:
разведчик
Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik