14:54 23 Августа 2019
Прямой эфир
  • USD475.91
  • GBP577.33
  • EUR527.40
  • RUB7.25
Погрузка в самолет гуманитарного груза для людей из Армении, оставшихся без жилья после землетрясения

Вдоль дороги штабелями гробы: воспоминания добровольцев о Спитакском землетрясении

© Sputnik / Юрий Куйдин
Армения
Получить короткую ссылку
Спитакское землетрясение: как это было (66)
154880

Вереницы гробов на улицах, разрушенные здания и несколько тысяч сломанных судеб. О самом масштабном в истории Армении землетрясении рассказывают очевидцы.

ЕРЕВАН, 7 дек — Sputnik. События Спитакского землетрясения, спустя 29 лет, все также живы в памяти очевидцев. С болью потери родных и друзей до сих пор живут тысячи и тысячи людей.

Sputnik Армения представляет интернациональную подборку дневников памяти спасателей, добровольцев, людей других профессий, оказавших жертвам землетрясения посильную помощь.

Олег Гвоздев (Казахстан)

К полуночи въезжаем в Ленинакан. Город в страшных развалинах. Вдоль улиц штабелями гробы. Не видно ни души. Комендантский час. Все прибывшие ищут штабы. Все не могут найти. Случайно натыкаемся на штаб Минлегпрома — два освещенных окна в уцелевшем пустынном здании…

Девятиэтажка сложилась, как карточный домик, как будто под гигантским прессом, расплющив все и всех между полом и потолком собственных квартир. Все засыпано горами битого строительного материала…

… На наш дом пришла бригада чехов со своим инструментом — бензиновыми дискорезами, гидродомкратами, кусачками. За час они наворочали столько, сколько нам и за день не сделать. Душит злоба на тех, кто не соизволил снабдить нас хотя бы кусачками для перекусывания тонкой арматуры…

Один раз на 5 этаже ощутил толчок землетрясения. До сих пор помню этот "животный" ужас. Как оказался на улице — не помню… И это был максимум 1 балл. Внизу никто ничего и не почувствовал. Представляю, что ощущали люди при 6 баллах!

Вот как-то так.

Николай Нырков (Россия)

Участвовал в ликвидации последствий землетрясения в Ленинакане. В составе ЗИЛовского отряда. Жили у станции, на ул. Туманяна. Первый раз в мирное время слышали по ночам автоматные выстрелы. Охрана отгоняла воров от вагонов.

Наши отрядные армяне — Гриша Осипян, Рзаев, Артур Мирзаян и другие, возненавидели мародеров из окрестных сел. Как они их называли — "аульные"…

Так как у нас были свои грузовые машины с нашими водителями, то отряду поручалась практически вся разгрузка самолетов и "дефицита" на железной дороге.

АН —12 разгружали за 40 минут. Аэропортовские за это бесплатно нас потом в Москву отправили.

Поразило отсутствие цемента в растворе в домах на Ереванском шоссе. Свободно берешь кирпич из кладки, а раствор (практически один песок) рассыпается. Зато в районе частного сектора, где были одноэтажные дома, разрушений практически не было.

Огромная заслуга в успешной работе отряда нашего командира, полковника Марущака Ильи Ивановича, заведующего военной кафедрой МАСИ (завода-ВТУЗа при ЗИЛе, который и я, кстати, закончил). Военные тогда были везде. И он всегда мог со всеми договориться. При этом Марущак еще и самолет выбрал.

Франсиско Мартин Эстевес (Доминиканская Республика)

С 1985 по 1990 год я жил в Киеве и учился в аспирантуре Национального медицинского университета имени А. А. Богомольца. Во время землетрясения в Армении институт направил нас работать в различных заведениях.

Я, вместе с некоторыми другими студентами, работали в выходные в недавно построенной школе уборщикоами, и все, что мы зарабатывали, направлялось в фонд для народа Армении, который в тот момент проходил через очень тяжелый этап своей истории.

Константин Серафимов (Казахстан)

…Машин на отвоз не хватает, скреперы перебрасывают обломки из кучи в кучу. Краны работают неритмично, не хватает крановщиков и квалифицированных стропальщиков.

Самое главное — дезинфекция. В условиях недостатка воды и медикаментов над городом реально встает угроза эпидемии дизентерии. Ходят слухи о скором введении карантина месяца на полтора.

Главное не думать. Мы загоняем все домашнее, человеческое вглубь. Наверно, так было на войне. В Ленинакане, говорят, до 100 тысяч погибших. Это неофициальная информация. Официальной здесь нет. Но простой усредненный подсчет дает страшные цифры. Сколько трупов только в нашем доме!

Говорят, что это больше ташкентского землетрясения. Какое, все-таки, горе.

А мы загоняем все внутрь. Мы материмся и смеемся, каждый внутренне содрогаясь от увиденного, от того, что могли бы, но не даем себе почувствовать.

С одной те, кто из разных стран прилетел сюда на помощь, те, кто на своих местах дома делают все, чтобы помочь издалека. С другой — ужасающая деморализация административно-управленческих чиновников. Неужели нельзя наладить надежную радиосвязь с Ереваном? Прокинуть военно-полевой провод между штабами в городе? Обеспечить подвоз питьевой воды? Дать людям бактериофаг?

Мы слишком хорошо подготовлены, чтобы растеряться. Мы приехали сюда работать, и мы работаем. Адаптируемся к жизни здесь. Но все же, как все это не похоже на сообщения в прессе и по ТВ.

Валерий Авагимов (Южная Осетия)

"Город (Спитак) был разрушен полностью, в морозы пострадавшие остались практически в открытом поле. В глазах людей были отчаяние, боль и страх. Большинство из них потеряли всю семью, кому-то повезло больше — они лишились только крова…"

В огромном многоквартирном, разрушенном доме до нас донесся непонятный писк, похожий на плач ребенка. С помощью собак мы поняли, где искать и начали вручную убирать тонные плиты. Звук становился все четче, и мы понимали, что это выживший ребенок. Нашему удивлению и радости не было предела, когда мы увидели новорожденного ребенка в колыбели, без единой царапины.

Кочконбай Майлубашов (Кыргызстан)

Я, Майлубашов Кочконбай Майлубашович — гражданин Кыргызской Республики. В 1988 году я работал в Министерстве строительства КР и когда 7 дек. 1988 г. произошло одно из самых страшных событий в истории Армении, то и наша Киргизская республика, будучи в составе СССР помогла братской Армении. Я помню, с 10-12 дек. 1988 г. мы грузили в грузовой самолет экскаватор, камаз-самосвал, машину с оборудованием с АН Киргизской ССР и другие гуманитарные грузы для оказания помощи в Армению. Мы во главе с зам.председ.

 Совмина Киргизской Республики и Министра строительства КР Фишер Ян Ефимовичем (ныне покойным) прилетели 12 декабря в Армению. Мы были в Ленинакане и Спитаке и увидели страшную ситуацию в городах. Такого я даже не видел в Афганистане, как участник войны. Мы оказывали помощь в спасательных и восстановительных работах в зонах землетрясения.

В 1989-90-хх гг. я работал зам. начальника в "Армстрой", созданной при Министерстве строительства КР для восстановительных работ последствий землетрясения в г.Иджеване. Мы строили дома Домостроительного Комбината и коттеджи. Я уже в течении многих лет ищу своих коллег, которые вместе работали в Армении. Я неоднократно обращался в Посольство МИДа КР, чтобы они через посольство и консульство в Армении. Я сам лично писал руководству г.Иджевана, чтобы нашли наших товарищей, но безрезультатно.

Я считаю, что нужно создать Общество дружбы народов бывших союзных республик в г.Ереване, которые принимали участие в восстановительных работах последствий землетрясения 1988 г. в Армении для восстановления связи и дружбы в дальнейшем сотрудничестве между странами СНГ.

Сергей Хардиков (Казахстан)

14 декабря. Ереван. Подъехал КамАЗ, загрузили вещи. Поедем в Ленинакан. У водителя в глазах боль. Он сам с Ленинакана, неделю разрывают обломки, ищут брата. А сегодня приехал в Ереван и разыскал брата в больнице. Его увезли в первый день и не сообщили родным…

15 декабря. Ленинакан. Развалины страшные. На улицах жгут костры. Вдоль дороги штабелями гробы. Летают машины с мигалками — скорые помощи и т.д. Все выезжающие из города машины солдаты шмонают. Вероятно, на предмет мародеров. В свете прожекторов люди растаскивают руины. Развалины такие, что мысль откопать кого-то живым сразу отпала. Кто-то говорит, что трупы уже начали разлагаться, возможна вспышка эпидемии. А у нас нет резиновых перчаток. Мрачно. Если трупный яд попадет в ссадины на руках…

"Встретили группу из Ленинграда. Они поведали, что сырую воду пить нельзя. Ожидается вспышка холеры, дизентерии, гепатита. Ленинградцы сразу предупредили, чтоб на местных жителей внимания не обращали. Как найдешь труп, начинают визжать, оплакивая родственников. Много мародеров, выбивают золотые зубы у мертвых, отрезают пальцы, чтобы снять кольца. По городу ходят вооруженные патрули…

Подходим к рабочим, разбирающим завалы цехов на территории фабрики. Здесь завалило всю дневную смену более 500 человек. Мертвенный в ночи свет прожекторов. Рассказывают, что трясло минуты четыре, но рухнуло сразу, секунды через три. Уцелели только те, кто оказался на улице и в управлении. Нам говорят, что воды нет, что только вчера стали завозить газеты и что от этих газет местный народ горько смеется. В отличие от прессы, здесь нет героики, нет снабжения.

Ашот Варданян (Армения/Канада)

Рано утром 9-го на двух автобусах выехали из Еревана в Спитак. Мы уже ожидали увидеть то, что осталось от этого уютного города. Более того, стихия не щадила даже остатки стен некоторых домов — повторяющиеся толчки валили их. Крупные трещины на дорогах и искривленные пути железных дорог указывали на 10-11 баллов землетрясения. Кругом горе, плач, первые гробы штабелями и — постоянные афтершоки и какой-то легкий гул из-под земли.

Стоять на этих грудах камней и бетона было действительно страшно, поскольку, кроме того, что они сами по себе представляли собой неустойчивую массу, земля продолжала трястись. Один толчок был такой силы, что мы едва устояли на месте, а я не смог скрыть своего страха, и перед глазами промелькнули родные — мама, молодая жена и совсем маленький сынишка. Мое состояние заметил старший группы, улыбнулся, крепко сжал мне руку и сказал: "Не волнуйся, та՛к уже не будет. Обычно после основных ударов последующие не бывают разрушительными". Думаю, он

Меня, скорее всего, подбадривал.

Александр Гончаров (Россия)

Я был в Армении в 1989 году, в Ленинакане, работал на восстановлении бетонщиком, а затем, сварщиком в составе СМП (строительно-монтажное предприятие) "Воронеж". Наш мостопоезд располагался на улице Ленинградяна, на территории онкодиспансера (естественно, разрушенного).

Мы занимались строительством жилых домов в микрорайоне "Ани". Довели до готовности, кажется, всего два комплекса. Потом, осенью 89 года началось, сами знаете что… Вот и вся наша помощь.

В скором времени и Союз рухнул в небытие. Я пытался найти после знакомых, но, увы. В частности я разыскивал врача, который жил с семьей в одноэтажном каком-то строении прямо рядом с онкодиспансером. Звали его Роберт Георгиевич Казарян.

Жила еще женщина (на территории мостопоезда). Она уцелела одна из всей семьи, т. к. была в момент самых страшных первых толчков на базаре. Женщина не старая еще, но мы все звали ее мама Женя…

По поводу конкретных воспоминаний о тех трагических событиях, добавить что-то затрудняюсь, да и время стирает память. Остается лишь чувство неизбывной боли за судьбы людские.

Еще вспоминается, что многие жители говорили о каком-то совсем необычном землетрясении, о том, что было похоже на мощные подземные взрывы, думали, что турки применили против Армении ядерное оружие.

В восстановлении разрушенных районов приняли участие все республики СССР. Еще 111 стран, включая Бельгию, Великобританию, Италию, Ливан, Норвегию, Францию, ФРГ и Швейцарию оказали СССР помощь, предоставив спасательное оборудование, специалистов, продукты и медикаменты. Была также оказана помощь в восстановительных работах.

Всего в спасательных работах, помимо сотен добровольцев, принимали участие свыше 20 тысяч солдат и офицеров советской армии.

Тема:
Спитакское землетрясение: как это было (66)
Теги:
землетрясение 1988 года, Армения
Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik