17:53 15 Июня 2021
Прямой эфир
  • USD515.68
  • GBP725.87
  • EUR625.16
  • RUB7.18
Аналитика
Получить короткую ссылку
252837

Больше всего американцев беспокоят взаимоотношения Турции с Россией. И то, что Анкара всегда играет с Москвой "краплеными картами", Вашингтон не утешает. Ведь эта геополитическая игра может обернуться также и против них…

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

Для европейского турне американского президента Джо Байдена администрация и Госдеп разработали программу встреч и переговоров. Финальная встреча в рамках турне: 16 июня, Швейцария, Владимир Путин. Но и другие встречи в Лондоне и Брюсселе не менее важны в контексте логической цепочки, разработанной Госдепом.

Британский "рычаг" в геополитике США

В середине июня ожидается всплеск активности Соединенных Штатов на внешнеполитической арене. Кажется, администрация Байдена наконец-то определилась с основными тезисами. Определилась настолько, что готова предстать перед мировым сообществом с ответами на основные принципиальные вопросы, касающиеся Ближнего Востока и своей роли в этом взрывоопасном регионе. Видимо, именно этим обусловлено решение Белого Дома об организации европейского турне.

Во время этого турне Байден встретится с основными игроками - британским премьер-министром Борисом Джонсоном (10 июня, Лондон), со своим турецким коллегой Реджепом Эрдоганом (14 июня, Брюссель) и с президентом России Владимиром Путиным (16 июня, Женева).

Удивительно то, что в этой откровенной политической катавасии, затеянной Вашингтоном, основное внимание мирового сообщества сфокусировано исключительно на встрече Путин - Эрдоган. А ведь политические эксперты и аналитики не могут не понимать, что именно от лондонской и брюссельской встреч будет зависеть многое по тематике и результатам президентского саммита в Женеве. Не все, конечно, но многое.

Как минимум, "солидная порция" того, что намерены обсудить российский и американский президенты, будет отведена ближневосточной и южно-кавказской проблематикам. Ведь вектор британской внешней политики традиционно тянется вдаль именно через Ближний Восток, Южный Кавказ еще с "колониальных" времен.

И Турция (минимум за прошедшие двести с лишним лет) является главным, если можно так выразиться, "логистическим инструментом" для продвижения интересов Королевства в данном направлении. С тех пор немногое изменилось. И гласно ли, тайно ли, однако интересы официального Лондона по всей длине вышеназванного внешнеполитического вектора все равно продолжает защищать именно Анкара.

В нынешней же ситуации, когда американская дипломатия прилагает колоссальные усилия, чтобы перекинуть свои ресурсы с Ближнего Востока в сторону Южной Азии, роль Анкары для Вашингтона возрастает многократно. А "рулить" поведением строптивой Турции на международной политической арене удобнее всего именно через Британию. Тому свидетель - нынешний начальник Secret Intelligence Service (МИ-6) Ричард Мур.

Курды, восточное Средиземноморье, Россия - три отправные точки

Есть у Вашингтона и другой "инструментарий". Например, НАТО, полноценным и полноправным членом которого является Турция. Однако лишний "рычаг" не помешает. Так что логика в графике встреч американского президента во время его европейского турне более чем понятна. В Лондоне Байден уточняет детали переговоров и (отнюдь не исключено) методику давления на своего турецкого коллегу во время встречи в Брюсселе.

В рамках же натовского саммита в столице Бельгии выяснится позиция Турции касательно целого ряда вопросов, которые предстоит решить американцам как на европейском, так и на ближневосточном плацдармах. И самое главное: наконец-то понять, по какую сторону баррикады себя видит Анкара в нынешнем противостоянии США и ЕС с Россией.

Лихорадочно готовится к встрече в Брюсселе и сам Эрдоган. Турецкая дипломатия работает в усиленном режиме сразу по нескольким направлениям. Пытаются предугадать, с какой конкретно стороны будет оказываться давление на лидера и на натовском саммите, и непосредственно во время встречи Байден - Эрдоган. С другой стороны, есть и у турецкого президента и свои козырные карты, которые будут выложены перед коллегой из-за океана во время переговоров.

Рычагов противодействия возможному давлению со стороны США у Турции немало. Однако если внимательно следить за тем, в каком же направлении лихорадочно действует турецкая дипломатия в преддверие встречи, то из множества вариантов вырисовываются конкретно три. Это курдский фактор, восточное средиземноморье, ну и, конечно, Россия.

Эрдоган виртуозно пользуется тем, что сейчас Байдену как воздух необходима стабильность в блоке и единство всех членов Североатлантического Альянса. И в этом плане противостояние Турции с Грецией, Кипром и (почему бы и нет) Францией на восточном участке Средиземноморья встало у американского Госдепа буквально костью в горле. Во время переговоров в Брюсселе и американская, и турецкая стороны обязательно попытаются хоть как-то решить этот ребус.

Очевидно, что каждый из-них будет "тянуть одеяло на себя" и добиваться максимума преференций на других участках. Стороны готовятся заранее. Байден недавно сделал заявление касательно Кипра, которое осуждает турецкую позицию по курорту Вароша. А Эрдоган заявил о газовых месторождениях, обнаруженных на Черном море.

"Приманка" Эрдогана для американской дипломатии

Логика Эрдогана тоже понятна. По большому счету Турция, нашедшая в Черном море газовые месторождения объемом в 540 миллиардов кубометров газа (это больше, чем 10-летний объем потребления страной), может позволить себе отказаться от конфликта в Средиземноморье, если получит какие-либо другие преференции, например, на курдском плацдарме.

Не исключено, что именно к такому развитию событий в Брюсселе и готовится турецкий лидер. Ведь обещал же озвучить новость о новом газовом месторождении не раньше 20 июня, однако сделал заявление до этого. Да и по курдской проблематике у Анкары разногласий с Вашингтоном гораздо больше, чем со Средиземноморьем и натовскими "союзниками".

Ведь отказ от "эксплуатации" курдского фактора и снижение уровня противостояния с курдами в Ираке, в Сирии и в самой Турции означает для Эрдогана  не просто "потерю лица", но и внутриполитические проблемы. За 1,5 года до президентских выборов это может отразиться на рейтинге Эрдогана.

При этом Байден уже заявлял, что будет разговаривать с турецким коллегой насчет демократии и защиты прав человека - а это намек на так называемые "антитеррористические операции" турецкой жандармерии на своей территории. Но и это - не основной камень преткновения между лидерами США и Турции. Главное - российская проблематика, которая уже давно стала откровенной головной болью для американской дипломатии.

Тут все для США гораздо хуже, чем может показаться. И дело не в помидорах и туризме, в АЭС Аккую, и даже не в ЗРК ЭС-400. Со всем этим американцы запросто могут смириться, поскольку Турция  действует во вред российскому влиянию в Сирии, на Южном Кавказе и на Украине. 

С другой стороны, взаимоотношения между Москвой и Анкарой все-таки беспокоят Вашингтон, поскольку действия Эрдогана неконтролируемы и в любой момент могут обернуться откровенной геополитической катастрофой на том же Ближнем Востоке или на Южном Кавказе. Очевидно, что в первую очередь именно отношения своей страны с Россией и "подвесил" Эрдоган в качестве приманки для Госдепа в надежде подороже "продать" свою "пророссийскую позицию" американцам и НАТО.

Теги:
Брюссель, Реджеп Эрдоган, Джо Байден

Главные темы

Орбита Sputnik