09:52 29 Октября 2020
Прямой эфир
  • USD492.71
  • GBP638.90
  • EUR578.69
  • RUB6.31
Аналитика
Получить короткую ссылку
12037129

Пока Армения и Азербайджан противоборствуют, посредники предлагают ввести в зону конфликта миротворцев. На этом фоне Тегеран пригрозил, что больше не потерпит снарядов на своей территории.

В Баку и Ереване не могут понять, к кому больше склоняется Исламская Республика. О роли Ирана на Южном Кавказе — в материале колумниста РИА Новости Галии Ибрагимовой.

На грани протеста

"Это вооруженное противостояние не в наших интересах: Ереван наш сосед, а с Баку мы связаны религией, историей и культурой", — заявил советник по международным делам духовного лидера Ирана Али Акбар Велаяти.

Война в Карабахе затронула Иран не только на дипломатическом уровне, а буквально. Снаряды перелетают через границу и вызывают панику среди местных жителей.

"Иран не останется равнодушным, если вооруженное противостояние будет нам угрожать", —подчеркнул представитель МИД Саид Хатибзаде.

С начала девяностых Исламская Республика Иран (ИРИ) выступает за политическое урегулирование в регионе. Тегеран против перекраивания официальных азербайджанских границ, но призывает учитывать интересы армян. Иранская дипломатия традиционно взаимодействовала и с Баку, и с Ереваном.

Последние высказывания чиновников впервые обозначили отношение Тегерана к нынешней фазе конфликта. Азербайджан считает, что Иран разделяет позицию Баку. Впрочем, и Армения услышала в выступлении советника аятоллы Хаменеи слова поддержки.

На севере Ирана проживают до 30 миллионов этнических азербайджанцев, и события в Нагорном Карабахе им небезразличны. Много лет они призывают власти не помогать Армении, поэтому фраза "освободить оккупированные территории" вызвала воодушевление.

После начала боевых действий иранские азербайджанцы потребовали закрыть ирано-армянскую границу. Но реакции не последовало, хотя сам аятолла Хаменеи — этнический азербайджанец.

Юг и север

Иран — единственная в мире страна, которая граничит и с Азербайджаном, и с Арменией, и с Нагорным Карабахом. До XIX века эти земли принадлежали Персии, потом перешли под российскую юрисдикцию.
Передел Кавказа разъединил народы. Треть территорий, где жили азербайджанцы, оказалась в Российской империи, а затем и в СССР. Регион стали называть Северным Азербайджаном. А тех, кто в Иране, — южными азербайджанцами.

После падения Российской империи кавказские народы рассчитывали на формирование собственных государств. Но советская власть взяла окраины под контроль и создала национальные социалистические республики.
В начале Великой Отечественной советские войска вступили в Иран. Рассматривался вариант слияния Южного и Северного Азербайджана, но это так и не реализовали. В конце восьмидесятых снова зазвучали призывы к объединению — Тегеран их пресекал.

На провозглашение в 1991 году независимости Азербайджана иранские власти отреагировали сдержанно. Поздравили "братьев-шиитов" с суверенитетом, но усилили контроль за северными регионами.

Насторожила Иран и американо-азербайджанская дружба: связи соседа с главным врагом Исламская Республика расценила как потенциальную угрозу национальной безопасности. Однако помешать этому Тегеран не мог.

Чтобы не допустить сближения азербайджанцев по обе стороны границ, иранские власти долгое время отказывались открывать на севере страны консульство Азербайджанской Республики. Баку и Вашингтон, в свою очередь, активно обсуждали размещение на Кавказе военных баз, совместно разрабатывали нефтегазовые месторождения на Каспии и проводили учения.

Азербайджан ведет бои для взятия под контроль водохранилища на границе Ирана – Бабаян>>

Еще один раздражитель для Ирана — тесные азербайджано-турецкие отношения. Аятоллам не нравилось, что турки апеллируют к пантюркизму, не учитывая, что азербайджанцы — шииты. К тому же Анкара — член НАТО, это тоже не радует ИРИ.

Баланс сил и интересов

Расклад сил на Южном Кавказе после распада СССР не вполне устраивал иранские власти, и они предложили собственную повестку. Первым делом выступили посредниками нагорнокарабахского урегулирования.

В 1992 году лидеры Армении и Азербайджана встретились в Тегеране и заключили перемирие. Но едва закончились переговоры, как армянские военные штурмом взяли Шуши. После этого ИРИ несколько отстранилась от проблемы.

Некоторые политики в Тегеране опасались, что в случае поражения армян вопрос об объединении поставят и иранские азербайджанцы. Чтобы этого не допустить, ИРИ предоставила гуманитарную и финансовую помощь Армении. Наблюдатели даже говорили о переброске оружия через ирано-армянскую границу, но власти это опровергали.

От поддержки Армении Тегеран не отказался даже после многочисленных визитов Ильхама Алиева и договоренностей о взаимодействии. На все претензии отвечали тем, что Азербайджан сотрудничает в военной сфере с Израилем — непримиримым врагом ИРИ.

Стычки на линии соприкосновения каждый раз провоцируют нестабильность в Иране. Сентябрьское обострение в Нагорном Карабахе снова вызвало волну возмущения. Азербайджанцы из Тебриза, Урмии, Хойм, Ардебиля пригрозили массовыми акциями, если власти открыто не выступят на стороне Баку.

Патриотическое напряжение

"Чтобы сдержать протесты иранских азербайджанцев, власти вынуждены реагировать. Надо понимать: призыв Велаяти освободить оккупированные территории нацелен в основном на внутреннюю аудиторию. Важно успокоить людей", — говорит российский специалист по Кавказу Нурлан Гасымов.
Правда, эксперт сомневается, что этих заявлений достаточно.

"На войну в Нагорном Карабахе остро реагируют молодые иранские азербайджанцы. Старшему поколению внушали, что во имя Исламской революции этнические различия должны отойти на второй план, но сейчас ситуация иная. Молодежь в Тебризе, Арбебиле, Хойе чувствует, что им не позволяют теснее взаимодействовать с Баку, и это усиливает протестные настроения", — объясняет Гасымов.

С начала сентябрьского противостояния в Нагорном Карабахе иранские азербайджанцы митингуют в поддержку Баку. Толпа не раз останавливала и поджигала машины с гуманитарной помощью Армении. Это насторожило Тегеран.

"Если власти не сформируют ясную позицию, вопрос о единстве иранской нации станет серьезной головной болью. Таким образом, Нагорный Карабах можно назвать фактором внутриполитической стабильности Ирана", — заключает Гасымов.

Тюрки и османы

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин напоминает: в Иране большая армянская диаспора.

"Около двухсот тысяч армян неплохо интегрированы в иранское общество и занимают видные посты в системе госуправления. Учитывая влиятельность диаспоры в мире, иранцы часто лоббируют через нее контакты с Западом. Выступать против армян Тегерану невыгодно", — рассуждает Сажин.

Политический обозреватель из Еревана Айк Халатян того же мнения. "Если бы Иран выбрал проазербайджанскую линию, то первым делом закрыл бы армяно-иранские рубежи. Сейчас, в условиях противостояния в Арцахе и запрета Грузией военных транзитов в Армению, граница с Ираном особенно важна", — подчеркивает эксперт.

У Тегерана, считает он, меньше рычагов воздействия на карабахский конфликт, чем у Москвы или Анкары. При этом Халатян уверен: ИРИ продолжит оказывать влияние на обстановку на Кавказе — "от этого напрямую зависит ситуация на северных границах Ирана".

Сажин добавляет, что выступить сейчас на стороне Баку — значит усилить пантюркистские настроения. Эксперт сомневается, что Тегеран на это пойдет: даже при нынешнем напряжении власти страны будут балансировать и искать выгоду для себя. Иран прежде всего соблюдает собственные интересы.

Теги:
карабахский конфликт, Иран



Главные темы

Орбита Sputnik