01:59 20 Февраля 2020
Прямой эфир
  • USD478.63
  • GBP622.51
  • EUR517.06
  • RUB7.53
Аналитика
Получить короткую ссылку
1602161

То, что Турция адекватно впишется в рамки астанинского процесса, никто особо и не надеялся. Все понимали, что у турецкого президента свое видение того, кто будет командовать "сирийским парадом".

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

Было бы верхом легкомыслия полагать, что Анкара наравне с Москвой и Тегераном готова выкладываться, чтобы перенести сирийский кризис на мирные переговорные рельсы. На самом деле ни Россия, ни Иран такой наивностью отнюдь не страдают.

Сирийские расчеты Эрдогана не оправдались

Изначально было очевидно, что ввязываясь в невыгодный для себя астанинский процесс, турецкий президент всего лишь тянул время. Надеялся, что законно избранного руководителя Сирии Башара Асада все-таки свергнут, а сама страна распадется. И тогда все территории, на которые уже ступила нога турецкого янычара, реально отойдут под контроль Турции. Это сейчас уже становится понятным, что тогда все расчеты Эрдогана - это как "журавль в небе". Поддержка у законно избранного сирийского президента была действительно мощная. Сверху – российские Военно-космические силы, на земле – проиранские вооруженные формирования и иранские добровольцы. Этого хватило, чтобы удержаться.

И сейчас, когда в сирийском кризисе наступил коренной перелом, и пришло время, чтобы Турция сдала оккупированные сирийские территории законному хозяину – Дамаску, у Эрдогана сдали нервы. Иначе и не объяснить его неадекватное поведение. Сначала Эрдоган говорит о том, что готовит новую военную операцию, чтобы взять под свое крыло окопавшиеся в Идлибе террористические формирования. Потом, буквально на следующий день, вдруг провоцирует серьезное военное столкновение своих войск с сирийскими кадровыми частями. Причем делается это настолько топорно, что даже поверхностного взгляда хватает, чтобы понять – турецкого президента понесло вразнос. Видимо из-за того, что судьба Идлиба уже предопределена.

А предопределена судьба Идлиба явно не в пользу Турции. Более того, уже сейчас можно говорить о серьезной стратегической ошибке, допущенной турецким президентом. Речь, конечно же, идет о ливийской авантюре, в которую он окунулся, образно говоря, с головой. Начал перебрасывать протурецкие вооруженные формирования (откровенных боевиков из Идлиба) в Северную Африку, на помощь Фаизу Сараджу. И дело даже не в том, что оголил какой-то участок на идлибском фронте. Там судьба окопавшихся боевиков действительно предопределена. Кадровые части сирийской армии отныне не остановятся, пока не вычистят свою территорию.

Анкара игнорирует натовских союзников

Проблема Эрдогана состояла в том, что в какой-то момент он переоценил свои силы и возможности. Либо недооценил возможности своих потенциальных "заклятых друзей и союзников". Речь в данном случае может идти как о России с Ираном, так и о Соединенных Штатах и Евросоюзе. Причем у каждого из них есть свои счета и претензии к изворотливому "турецкому султану".

В итоге получилось так, что ни на одном из участков геополитического противостояния Эрдоган не получает помощи ни от кого из тех, на кого пытался опереться. В Сирии Анкара не может надеяться на Москву и Тегеран, поскольку изначально юлила. По идлибской деэскалационной зоне обещал одно, а делал другое.

Американцев он подставил в вопросе с курдами. Промурыжил переговоры с Вашингтоном до такой степени, что когда ввел свои войска на левобережье Евфрата, то оказалось, что опозорил Соединенные Штаты на весь мир. Ведь американцы оказались откровенными лжецами, неспособными даже защитить своих протеже – курдов, от турецкого ятагана. Кто же им, Соединенным Штатам, поверит в регионе после этого?

С европейцами Эрдоган испортил отношения в тот самый момент, когда пригрозил открыть "беженские шлюзы" и отправить несколько миллионов эмигрантов искать счастье в парижах и берлинах. А напоследок поступил наперекор своему натовскому союзнику Франции, у которой в Ливии – свои интересы.

Вот и получается так, что даже ярые противники в сирийском кризисе – речь о России и европейских странах – не будут защищать Турцию в идлибском вопросе. Разве что американцы, для которых любое действие против России – лыко в строку. Но даже в этом вопросе, кроме громких заявлений касательно гуманитарной катастрофы, якобы развернувшейся в Идлибе, Вашингтон ничего делать не будет.

Не те силы, да и основные интересы у Соединенных Штатов на сирийском военно-политическом плацдарме лежат гораздо восточнее, там, где нефть и курды. Точно так же не будут поддерживать Анкару натовские союзники и на северо-африканском плацдарме, в Ливии. Более того, тот же Париж настроен весьма решительно и будет противостоять действиям дипломатов и армейских формирований Турции.

Потуги султаната

Да и вообще взаимоотношения Анкары с европейскими столицами, особенно с Парижем – хуже не придумаешь. Одно лишь перечисление факторов, из-за которых противоречия постоянно обостряются и ухудшаются, займет достаточно много места.

Это и миллионы беженцев, которыми Турция откровенно шантажирует Европу, настаивая на том, что европейцы попросту обязаны платить миллиарды на содержание беженских лагерей. Это и ливийский катарсис, где виноваты европейские страны, те же Франция и Италия. И турецкая дипломатия достаточно умело этим пользуется, не без оснований обвиняя своих натовских союзников в том, что те попросту развалили государство.

Еще один фактор – "кипрское противостояние" и претензии Анкары на энергоносители у прибрежного шельфа этого острова. По этой причине Турция резко ухудшила свои отношения с Грецией, с которой и так всегда была "на ножах". Сейчас дело дошло до того, что депутат Европарламента от Греции Иоаннис Лагос во время своего выступления прямо на трибуне разорвал турецкий флаг.

Министр иностранных дел Турции Чавушоглу обозвал греческого депутата клоуном и расистом. Этот инцидент лишь прибавил напряженности между двумя натовскими партнерами. А если к этому добавить жесткую позицию Франции, которая в последние дни подтягивает свой военный флот к Кипру, то получится более-менее реальная картина.

Однако основная проблема Эрдогана – сирийская провинция Идлиб. Из-за нее Анкара рискует испортить свои отношения с Москвой, на интересах которой многое повязано. Это и газопровод "Турецкий поток 2", и атомная станция Аккую, и туризм, который позволяет туркам "дышать" в достаточно сложной экономической ситуации. Это еще и экспорт сельхозпродукции, и многое другое.

Однако это все мелочи на фоне того, какие территории рассчитывает присоединить к своей стране турецкий президент. Нынешний нервный срыв Эрдогана наглядно показал, на что он претендует. Это и северные территории Сирии, и северо-западные иракские районы, и Ливия, и Кипр… В общем получается тот самый пантюркизм, в котором турецкого лидера давно уже обвиняют. Похоже на то, что нарвался и надорвется…

Теги:
Сирия, бой, Эрдоган



Главные темы

Орбита Sputnik