02:51 22 Ноября 2017
Ереван+ 6°C
Прямой эфир
С Президентом Армении Сержем Саргсяном перед началом заседания Совета коллективной безопасности ОДКБ.

Карабахский маховик раскручивается: встреча Саргсян-Путин "помчит события вскачь"?

© Official site of the President of RF
Аналитика
Получить короткую ссылку
496183

Обозреватель Sputnik Армения Арман Ванескегян придерживается мнения, что самое опасное на нынешнем этапе переговоров по карабахскому урегулированию – это непредсказуемость и полное отсутствие информации о результатах встреч.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения.

Маховик карабахского урегулирования, кажется, уже раскрутился по полной. Во всяком случае, количество официальных встреч и переговоров буквально зашкаливает. Причем встреч и переговоров не абы каких, а президентского (в крайнем случае — министерского) формата, масштаба и уровня.

Самая важная встреча

Ожидающаяся сегодня в Москве встреча – из той же серии. Президенты Армении и России Серж Саргсян и Владимир Путин будут разговаривать и о проблемах ЕАЭС, и о союзнических взаимоотношениях между двумя странами, и о региональных проблемах (видимо карабахская тематика именно здесь и высвечивается).

Но какой-либо конкретики о Карабахе, дающей хотя бы малюсенькую зацепку для того, чтобы предположить, о чем именно будут говорить президенты, нет. Известно лишь, что Путин приходит на встречу, нагруженный всем, что недавно было сказано ему коллегами из Азербайджана и Турции Эрдоганом и Алиевым во время встреч в Сочи и в Тегеране.

В отличие от Саргсяна, у которого в загашнике нет ничего, кроме женевской встречи месячной давности с тем же Алиевым, после которой, собственно, и начала раскручиваться пружина переговорного процесса.

Процесс полностью остановился после трагических событий апреля 2016 года, и тогда же его сознательно и не без удовольствия затолкали на самый верх антресолей глобальной мировой политики. Оно и понятно – кому охота мучиться, если можно хотя бы на время позабыть?

Насколько сильно была сжата пружина за прошедшие полтора года можно себе представить, если обратить внимание на один интересный факт. Сразу же после женевской встречи Саргсяна с Алиевым практически все высокие, президентского уровня, официальные встречи, прошедшие в регионе, тем или иным боком оказывались привязанными к карабахской проблеме. Даже если повод для встреч и переговоров был совсем другой.

Турция уже опоздала: что сулит Карабаху сочинский вояж Эрдогана к Путину>>

…и тогда события помчались вскачь

Так было в Тегеране, когда Путин с Алиевым долго прогуливались вдалеке от всех (камера одного из телеканалов выхватила эпизод). Как и следовало ожидать, шел разговор о Карабахе, хотя в Иран президенты приезжали вовсе не за этим. Во всяком случае, Путин.

Так было, когда Эрдоган поехал в Баку на мероприятия по началу эксплуатации железнодорожной ветки Ахалцихе (Джавахк) – Карс (Турция).

Хотя, если честно, грозы не предвиделось. Мероприятие было совсем по другой тематике. Однако не удержался турецкий президент и достаточно подробно рассказал прессе о том, как он переживает за Карабах, какая у него рана на душе, и как он вскоре встретится с Путиным в Сочи, и…

В общем, он высказал надежду, что президент России, при желании, карабахскую проблему решит в два счета. Думается, в Кремле нашлись бы люди, которые бы откликнулись неполной фразой: " Эх, если бы…"

Потом была та самая встреча, после которой ни Путин, ни Эрдоган о Карабахе и словом не обмолвились. Это не значит, что проблема, так сильно тревожащая турка, в разговоре за закрытыми дверями не поднималась. Конечно же, говорили о карабахском урегулировании. И если потом не озвучили ничего, значит попросту ни к чему не пришли. Видимо, под разными углами к проблеме относятся, по-разному ее понимают.

И вообще, с тех пор, какими бы ни были официальные причины визитов государственных лидеров друг к другу в гости в этой части региона, у всех экспертов, аналитиков, отслеживающих результаты встреч и переговоров, в уме в первую очередь была (и есть) тематика карабахского урегулирования.

А Лаврова ожидают тяжелые дни и в Москве, и на Южном Кавказе

А еще через день в той же Москве отметится и министр иностранных дел Азербайджана Мамедъяров, который будет встречаться с сопредседателями Минской группы по карабахскому урегулированию.

Если следовать логике вещей, встреча будет проходить под патронажем российского министра иностранных дел Лаврова, который, кажется, и сам будет встречаться с коллегой, прибывшим из Баку. Ну, а если судить по некоторым публикациям в российской и региональной прессе, то в тот же день руководитель российского внешнеполитического ведомства попытается организовать еще одну встречу. Своих коллег из Армении и Азербайджана Налбандяна и Мамедъярова.

А потом, уже в период 19-20 ноября, Сергей Викторович сам совершит вояж по линии Москва – Баку – Ереван – Москва. Думается, и там, и там без "экстремального" официоза (встречи с президентами) не обойтись, поскольку поездка российского министра иностранных дел вполне конкретно объясняется карабахской проблематикой.

Карабах в уме: Баку нацелился на иранские ракеты, но Тегерану не нужна война>>

Так что, когда говорится о том, что "события понеслись вскачь", то это как раз о той ситуации, которая складывается вокруг карабахского урегулирования. И тревожит только одно – что действительно начинается новый этап урегулирования в условиях, когда никаких, даже теоретических, промежуточных результатов не вырисовывается.

И это способно насторожить даже такую сверхдержаву, как Россия, действующую не только исходя из своей логики и интересов в регионе. Что уж говорить, скажем, о той же Турции или Иране, региональных державах, имеющих серьезные политические, экономические, даже просто логистические интересы на Южном Кавказе. И уж вовсе смысла не имеет говорить о том, насколько это все напрягает непосредственных участников карабахского конфликта – Армению, непризнанную республику Карабах и Азербайджан.

Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Знак радиоактивности, архивное фото

    Средние значения радиационного фона атмосферы за сентябрь в Казахстане не превышали предельно-допустимого уровня, сообщили в "Казгидромете".

  • Флаг Кыргызстана и России. Архивное фото

    Правительство России одобрило списание последней части долга Кыргызстана, ранее соответствующий документ ратифицировал парламент республики.

  • Яков Кедми

    Беларусь в "Восточном партнерстве" — непростая история: экс-руководитель израильской спецслужбы Яков Кедми прокомментировал предстоящий саммит в Брюсселе.

  • Выставка вооружения стран-участниц миссии НАТО в Латвии

    Канадский батальон НАТО в Латвии отважно сражается в информационной войне с Россией: в соцсетях все время рассказывают, что канадцы мусорят и пьют пиво.

  • На границе с Россией начнется строительство забора

    Современные охранные системы, забор высотой 2,5 метра и шлагбаумы: на границе с Россией есть все, кроме "российской угрозы", от которой защищается Прибалтика.

  • Президент Игорь Додон на референдуме по отставке мэра в Кишиневе

    Президент Молдовы Игорь Додон считает, что выборы в парламент республики в 2018 году будут самыми важными в истории страны.

  • Рахим Нахимов

    Таджикский певец Нахимов стал лауреатом фестиваля бардов в Москве с песней на персидском языке под названием "Душа моя".

  • Худоберди Нурматов

    Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова считает, что задержанному журналисту "Новой газеты" Худоберди Нурматову надо разрешить выехать из России в третью страну.

  • Президент Эстонии Керсти Кальюлайд

    Президент Эстонии Керсти Кальюлайд попросила НАТО увеличить присутствие в Балтии: политика превращения страны в военный полигон альянса продолжается.