00:05 21 Января 2021
Прямой эфир
  • USD519.19
  • GBP711.08
  • EUR629.57
  • RUB7.08
Аналитика
Получить короткую ссылку
114230

В первом полугодии 2017 года объемы добычи азербайджанской нефти упали на целых 9 процентов. Правда, официальный Баку изо всех сил старается делать хорошую мину при плохой игре.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

Подписанный недавно в Азербайджане большой нефтяной договор, который азербайджанские масс-медиа называют "контрактом века", предполагает продление эксплуатации западными нефтяными корпорациями каспийских месторождений, как минимум, до 2050 года. И это несмотря на то, что прежний, действующий договор заканчивался лишь в 2024 году. Чувствовалось, что подписантов что-то беспокоило, и они поспешили срочно продлить контракт.

Подводные камни Каспия

Когда такие акулы нефтяного рынка, как британская British Petroleum, американские Chevron и Exxon Mobil, индийская ONGC, японские INPEX Corp и Itochu Oil, азербайджанская SOCAR, турецкая TPAO и норвежская Statoil решают пролонгировать все еще действующий контракт, то это может означать следующее – либо что-то у них не сходится в рыночных расчетах, либо резко изменились условия работы.

Они ведь привыкли мерить перспективы своего бизнеса категориями десятилетий. С учетом политических и геополитических составляющих, с оценкой основных ближних и дальних тенденций развития науки и экономики.

Вообще нефтяной бизнес – вещь сложная. Нефтяным магнатам приходится учитывать огромное количество побочных обстоятельств и факторов, оказывающих влияние на бизнес-процесс. Так что причину столь поспешной пролонгации азербайджанского "контракта века" следует искать не в ситуации, складывающейся на международном рынке энергоносителей, а в огромном количестве подводных камней, с которыми сталкиваются корпорации, делающие деньги на азербайджанской нефти.

В крутой узел связаны финансовые, экономические, социальные, геополитические факторы. Так что же, по большому счету, заставило так спешить и подписывать новый договор, не дожидаясь 2024 года?

Азербайджану необходимы новые технологии

Что касается Азербайджана, то здесь все более или менее ясно. Цифры говорят сами за себя. В первом полугодии 2017 года объемы добычи азербайджанской нефти упали на целых 9 процентов. Правда, официальный Баку изо всех сил старается делать хорошую мину при плохой игре, утверждая, что сокращение на целых 30 тысяч баррелей в день (в среднем) обусловлено соглашением с OPEC, которая вот уже больше года старается сократить объемы поступающей на рынки нефти (чтобы остановить падение цен).

Однако уже понятно, что настало время переводить добычу нефти с прибрежного шельфа на глубину. Хотя бы для того, чтобы если и не увеличить объемы добычи, то хотя бы удержать их на приемлемом уровне. Ну, где то в пределах порядка 800 тысяч баррелей в день. А ведь даже это сейчас уже не получается. С учетом конденсата, Каспий (месторождения Азери – Чираг – Гюнешли) выдает сегодня меньше – в пределах 700 с чем-то тысяч баррелей нефти в сутки.

А для того, чтобы увеличить добычу, нужно осваивать новые месторождения. Необходимы технологии и, следовательно, деньги. Именно инвестиции, поскольку собственные ресурсы у самого Азербайджана вряд ли найдутся. И те самые 40 миллиардов инвестиций в новые технологии, которые обговорены новым "контрактом века", говорят сами за себя.

У Баку серьезные финансовые проблемы

Ведь следует помнить, что прошедшие 2-3 года были для официального Баку в финансовом смысле просто катастрофическими – падение цен на нефть, огромные, миллиардные траты на приобретение вооружения, падение местной валюты маната – это все не могло не отразиться на социальной сфере.

И отразилось, причем достаточно серьезно. Стоит вспомнить лишь ту ситуацию, когда азербайджанские банки в одну ночь потеряли порядка миллиарда долларов. То есть потеряли-то не они, а вкладчики, которые проснулись и встретились с новым валютным курсом, согласно которому манат сдал свои позиции по отношению к доллару и евро ровно в два раза. Не говоря уже о пенсиях и пособиях, которые в одночасье тоже "похудели" в два раза. Уж не потому ли прямо с самого начала действия пролонгированного "договора века" Баку поставил конкретное условие о 3.5-миллиардном долларовом бонусе за подписание контракта?

А ведь на пятки "социалке" в Азербайджане наступает и политическая составляющая, и это в свою очередь очень беспокоит западных нефтяных магнатов. Дело в том, что стремительное ухудшение социально-финансового состояния Азербайджана со временем может привести к тому, что эта страна начнет посматривать в сторону России. Более того – в сторону набирающего обороты ЕАЭС, с которым старается сблизиться также и старший брат Азербайджана – Турция.

Вот вам и еще один из важных политических факторов, заставляющих западные нефтяные корпорации торопиться. Ведь на самом деле никто не сомневается, что нефтяные магнаты действуют рука об руку с политическим руководством своих стран, верно? А у западной политики сейчас главная цель – тормознуть развитие и расширение ЕАЭС.

Нефтяные корпорации тревожит региональная геополитика

Что касается непосредственно бизнес-интересов нефтяных корпораций, то у них свои соображения. И касаются они не бизнеса, а конкретных политических соображений.

Спешат западные нефтяные корпорации потому, что геополитическая ситуация в регионе складывается не в их пользу – критических точек, угрожающих взрывом прямого военного противостояния в регионе все больше, и они все ближе к берегам Каспия, уже затрагивают те же Иран и Турцию напрямую.

Понятно, что ухудшающаяся день ото дня политическая ситуация в регионе ставит задачи, которые приходится решать, применяя нестандартные приемы. А пролонгация такого крупного контракта за семь лет (с оговоркой в огромную цифру в один триллион баррелей нефти на весь срок действия пролонгированного договора) – это действительно нестандартное решение.

А ведь тот же самый нефтепровод Баку – Джейхан проходит по территориям с высоким риском. Особенно если учесть, что через этот газопровод, а также через трубопровод Баку — Супса, который качает нефть из Баку на черноморское побережье, в Европу поставляется больше 65 процентов азербайджанской нефти.

Что случится с первым, если в Турции завяжется серьезный конфликт между Анкарой и курдами (а к этому, кажется, все и идет с учетом курдистанского референдума)? Что случится со вторым, если Баку все-таки решится на резкие движения в Карабахе?

Намеренно опускаю фактор Ирана с богатейшими запасами нефти, который тоже рвется на европейский рынок энергоносителей. А ведь там геополитический узел завязывается покруче, чем с Азербайджаном – объемы и финансовые обороты на порядок выше.

Ситуация в регионе раскручивается так быстро, что предсказать, кто из подписантов окажется в плюсах, а кто – в убытке, сейчас предположить попросту невозможно. Ясно одно: находящийся в достаточно тяжелом финансовом состоянии Азербайджан получил небольшую (как минимум в три с половиной миллиарда долларов) передышку. Видимо, этого должно хватить для решения самых острых и животрепещущих внутренних социальных проблем. А дальше будет видно…

Теги:
разборки, нефть, Запад



Главные темы

Орбита Sputnik