07:18 19 Октября 2017
Ереван+ 7°C
Прямой эфир
Владимир Лепехин

Трансевразийские маршруты – пройдут ли они через Закавказье?

© Sputnik/
Аналитика
Получить короткую ссылку
33730

Во время недавнего визита в Армению эксперт Владимир Лепехин обсудил с армянскими экспертами перспективы запускаемого Китаем трансевразийского проекта "Один пояс - один путь" (ОПОП). Причем обсуждение это состоялось как раз во время международного форума в Пекине, посвященного данной теме.

Владимир Лепехин, директор Института ЕАЭС – для Sputnik

Проблема трансевразийских маршрутов настолько важна для стран двух континентов (Европы и Азии), что заслуживает специальной статьи.
Итак, что мы должны иметь в виду, обсуждая перспективы реализации Китаем своих паневразийских транспортных проектов, маршрутов и систем коммуникаций?

Прежде всего, следует понимать, что эти проекты имеют прямое отношение к развитию Евразийского экономического союза, членом которого является и Армения.

Нужно также иметь в виду, что у стран ЕАЭС, занимающих территорию, равную 1/7 части всей мировой суши, нет сегодня своего трансрегионального транспортного проекта. 

В качестве такового еще несколько лет назад предлагался проект Трансевразийского пояса развития. К сожалению, проект ТЕПР был сориентирован преимущественно на европейского инвестора, а потому после 2014 года по понятным причинам утратил смысл. Но здесь нужно понимать, что российский проект ТЕПР отверг и Китай, который, как я полагаю, не готов сегодня поддержать какой-либо иной российско-евразийский транспортный мегапроект, имеющий свое собственное (а не китайское) целеполагание.

Китай в данный момент нацелен на реализацию своего, по сути, экспансионистского проекта "Один пояс — один путь", который вообще похож на некоего троянского коня, которого руководство КНР предлагает каждой из потенциально транзитных стран как подарок с барского плеча.

Достаточно ознакомиться с речью Си Цзиньпина на открытии упомянутого нами недавнего форума в Пекине, чтобы убедиться в использовании Китаем — в случае с проектом ОПОП — методов "мягкой силы", которую можно назвать и "шелковой силой" (мягко стелют, да жестко будет спать). За словами о коллективном процветании, которое принесет данный проект его участникам, скрывается, по факту, изящный способ экспансии Китая в крупнейшие страны Азии.

Понятно, что китайский способ усиления своего влияния на континенте решительным образом отличается от той агрессивной и расистской по своей сути экспансии, которую осуществляет в направлении Евразии Запад, прикрывающийся сегодня своим собственным троянским конем (проектом "Восточное партнерство"). Но России и другим странам ЕАЭС, включая Армению, сегодня объективно не выгодно усиление на постсоветском пространстве ни Запада, ни Китая.

В проекте ОПОП до сих пор очень много тумана. В частности, российская версия транспортных маршрутов из КНР в Европу отличается от англоязычной версии. На картах, предназначенных для российских СМИ, обычно указывается автомобильный маршрут из Китая в Европу через Киргизию, Казахстан, Россию и Белоруссию. На картах, предназначенных для европейских СМИ, этот маршрут обычно не обозначается, зато акцентируется внимание на железнодорожном маршруте из КНР через Иран и Турцию.

Словом, во всех предлагаемых Китаем сухопутных маршрутах в Европу много неясностей. Зато ясно, что все они, как минимум, высокорисковые.

Как, в принципе, может быть обеспечен выход проекта ОПОП к Средиземному морю через Сирию в условиях, когда сирийская территория превращена в пространство перманентной войны? Как можно рассчитывать на безопасность южноазиатских маршрутов в ситуации, когда США, Израиль и саудиты нацелены на обострение отношений с Ираном?

Серьезность намерений Китая в прокладке транспортных путей через эти страны, а также через Афганистан или турецкий Курдистан потребует от Китая куда более активного участия, например, в борьбе с международным терроризмом. Но готов ли Китай к этому?

Актуальность проблемы безопасности трансазиатских маршрутов заставляет экспертов и политиков задаваться вопросом о возможности альтернативных автомобильных и железнодорожных путей на Запад через страны Центральной Азии и Кавказ. Однако и в случае выхода Китая в Европу не через Средиземное, но Черное море экономические и политические риски тоже чрезвычайно высоки.

Пожалуй, самым оптимальным железнодорожным маршрутом для Китая стал бы маршрут через Иран в обход Сирии и Турции через Армению до порта в Батуми. (Если не считать железнодорожного маршрута через Казахстан и Россию до Новороссийска или же нового порта в Абхазии).

Однако в таком случае Китай вынужден будет сделать все возможное (в союзе с Россией и Арменией) для обеспечения стабильности в зоне карабахского конфликта. И это, как я полагаю, проще, чем зависеть от переменчивого в своей позиции турецкого руководства и различных военизированных формирований на пространстве между Ираном и Средиземным морем.

Но опять же — готов ли Китай менять свой статус региональной мегадержавы на роль евроазиатской сверхдержавы, проводящей жесткую политику по всему пространству прокладки своих транспортных маршрутов?

На сегодня Пекин практически полностью зависит от одного единственного маршрута доставки своих грузов в Европу — от морского пути через Малаккский пролив, Индийский океан и Суэцкий канал. А ведь эта транспортная магистраль перегружена. Вход в Аденский пролив и Суэцкий канал вообще контролируются США и их союзниками. (Может быть, поэтому Китай сегодня столь покладист по отношению к американским внешнеполитическим инициативам?). Более того, в районе Аденского пролива сегодня идет война между саудитами и хуситами, и если завтра поощряемая Вашингтоном к агрессивным действиям против Ирана (а значит, косвенно, и против китайских транспортных маршрутов через эту страну) Саудовская Аравия перекроет Аденский пролив для судов из КНР? Что тогда?

Не секрет, что обостряются отношения Китая с соседними странами (Вьетнамом, Малайзией, Индонезией, Филиппинами) по поводу водных границ между ними, а в районе Малаккского пролива, в особенности в Индонезии, активизируются — при поддержке западных спецслужб — различные радикальные исламистские структуры.

Не менее рисковым является морской путь в Европу через проектируемый Китаем Никарагуанский канал. Сегодня у власти в Никарагуа находится Даниэль Ортега, а завтра? Все-таки эта территория считается зоной жизненных интересов США — главного конкурента Китая.

Таким образом, как бы руководители КНР не пытались продемонстрировать многовариантность проекта ОПОП, относительно надежных путей в Европу у Китая сегодня только два: сухопутный путь через Россию (через четыре страны ЕАЭС) и Северный морской путь через российские же воды.

При этом Севморпуть не только безопаснее, но также короче, а значит и дешевле любого другого океанского маршрута.

Полагаю, что обустройство Северного морского маршрута для Китая и стран юго-восточной Азии вообще должно стать комплексным и приоритетным проектом России и ЕАЭС на ближайшие десятилетия, поскольку Китай и другие страны ЮВА, как я полагаю, рано или поздно вынуждены будут воспользоваться этой российской транспортной артерией.

Ну и не стоит сбрасывать со счетов возможный железнодорожный путь через Иран, Армению и Грузию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Мальчик у входа в класс в одной из московских школ, архивное фото

    Мониторинг, который провели в 109 школах Грузии в 2016-2017 годах при поддержке Детского фонда ООН, выявил факты насилия над учениками.

  • Ученый с микроскопом

    Судмедэксперты Абхазии устанавливают личность и причины гибели мужчины, чье тело было найдено в горах: предположительно, это россиянин Андрей Лихачев.

  • Цибирова Камилла

    Осетинская спортсменка Камилла Цибирова в составе сборной Москвы завоевала золото на турнире по фехтованию в Казани.

  • Кировское водохранилище в Таласской области Киргизии, архивное фото

    Сброс воды из Кировского водохранилища в Кыргызстане является плановым и согласованным мероприятием, политики тут нет, заявили в Минсельхозе Казахстана.

  • Архивное фото президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева

    Слова Алмазбека Атамбаева о том, что он был не прав в отношении главы Казахстана Нурсултана Назарбаева, вызвали бурю эмоций в социальных сетях.

  • Марихуана, архивное фото

    Белорусы собрали больше 4 тысяч подписей за легализацию марихуаны – если она наберет достаточно сторонников, ее рассмотрят парламент и МВД.

  • Вагоны и контейнеры в Рижском порту

    Первый контейнерный поезд прибыл в Ригу из Китая, но никто не берется сказать, станет ли маршрут регулярным: на карте экспортеров из КНР Латвии не значится.

  • Учения НАТО, архивное фото

    Страны Балтии становятся не только основным полигоном НАТО в Восточной Европе, но и местом неподобающих развлечений для военнослужащих альянса.

  • Миротворцы, архивное фото

    Миротворческие мотострелковые батальоны оперативной группы российских войск в Приднестровье приступили к ротации личного состава и техники.

  • Национальный банк Таджикистана, архивное фото

    Депутаты парламента Таджикистана, обсудив сложившуюся в банковской системе ситуацию, призвали председателя Нацбанка подать в отставку.

  • Спортивная трансляция по телевизору

    В Узбекистане начнут следить за поведением телезрителей: специальные устройства "пипл-метры" будут фиксировать время и частоту просмотров.

  • Президент Эстонии Керсти Кальюлайд выступает на церемонии по случаю развертывания многонационального батальона НАТО в Тапа

    Президент Эстонии Керсти Кальюлайд не считает Россию врагом, но убеждена, что для нормализации отношений с Западом первый шаг должен сделать Кремль.

  • Мальчик у входа в класс в одной из московских школ, архивное фото

    Мониторинг, который провели в 109 школах Грузии в 2016-2017 годах при поддержке Детского фонда ООН, выявил факты насилия над учениками.

  • Ученый с микроскопом

    Судмедэксперты Абхазии устанавливают личность и причины гибели мужчины, чье тело было найдено в горах: предположительно, это россиянин Андрей Лихачев.

  • Цибирова Камилла

    Осетинская спортсменка Камилла Цибирова в составе сборной Москвы завоевала золото на турнире по фехтованию в Казани.