22:21 22 Августа 2019
Прямой эфир
  • USD475.91
  • GBP577.33
  • EUR527.40
  • RUB7.25
Выборы в НС РА. Голосование. Выборы

Выборы как точка перехода

© Sputnik / Asatur Yesayants
Аналитика
Получить короткую ссылку
17943

К прошедшей в Армении избирательной кампании было приковано особое внимание, прежде всего потому, что ее значение выходит за рамки определения состава депутатского корпуса. Апрельские выборы стали своеобразной точкой перехода.

Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ — для Sputnik Армения

После того, как в декабре 2015 года граждане Армении проголосовали на референдуме за обновленный вариант Конституции, начался политико-правовой транзит от полупрезидентской модели к парламентской республике. Согласно поправкам к Основному закону, властные полномочия будут существенно перераспределены от президента к правительству и Национальному собранию. В руках у премьер-министра сосредоточится контроль над Вооруженными силами, а кандидатура главы правительства будет утверждаться политическими силами, победившими в ходе парламентской кампании. Функции же президента станут по большей части представительскими, он превратится в символ национальной государственности.

Следующие выборы главы государства, намеченные на 2018 год, уже не будут, как ранее всенародными. Президента РА изберет специальная коллегия выборщиков из числа депутатов Национального собрания и представителей органов муниципального управления.

Кроме того, с будущего года деятельность президента будет ограничена не двумя, а одной легислатурой. При этом он будет избираться сроком не на пять, а на семь лет.

В контексте политического транзита отношение ведущих политических сил Армении к парламентской кампании было соответствующим. Это ранее выборы в Национальное собрание рассматривались, как своеобразная "генеральная репетиция" перед президентской гонкой. В 2017 году парламентская кампания стала главным событием нового избирательного цикла.

По ее итогам состав Национального собрания будет сильно отличаться от предыдущего созыва. Эти отличия имеют несколько измерений. Завершившиеся выборы, в отличие от кампании пятилетней давности, проходила на чисто пропорциональной, а не на смешанной основе. Произошло и определенное обновление парламентских фракций. По итогам апрельской гонки в парламент прошли четыре политические силы: правящая Республиканская партия (она набрала чуть более 49% голосов), Блок Гагика Царукяна с 27, 37% голосов, объединение "Елк" с 7,78% и федерация "Дашнакцутюн", получившая 6,58%.

По сравнению с парламентом, избранным в 2012 году, в новом составе Национального собрания будут только две прежние фракции — республиканцы и дашнаки. Уже с Блоком Царукяна есть некоторые нюансы. В 2012 году ведомая им партия "Процветающая Армения" набрала порядка 30% голосов, но сегодня речь идет уже не об одной партии, а об объединении различных сил. Хотя, конечно, основой и мотором всего блока была именно "Процветающая Армения".

В новый парламент не прошла коалиция "Конгресс-НПА", набрав всего лишь 1,65%. В 2012 году его предшественником был Армянский национальный конгресс/АНК во главе с Левоном Тер-Петросяном. Тогда он получил чуть больше 7 % и 7 депутатских мандатов. Экспертам еще предстоит ответить на вопрос, сыграла ли здесь роль предвыборная риторика лидера блока, экс-президента Армении, выступавшего за достижение компромисса по Нагорному Карабаху. Но очевидно, что после прошлогодней апрельской эскалации любые публичные призывы к уступкам воспринимаются, как минимум, с опасением.

Не будет представлена в новом Национальном собрании и фракция "Наследие" (в 2012 году она имела 5,76% и 5 мест). Впрочем, за пять лет эта фракция прошла путь к своему фактическому закату, а ее лидер Раффи Ованнисян пытался войти в парламент в составе объединения "Оганян-Раффи-Осканян" (ОРО). И хотя в канун кампании этот блок позиционировал себя как едва ли не главного возмутителя политического спокойствия, а затем в ходе гонки регулярно выступал с широковещательными популистсткими заявлениями, пятипроцентный барьер ему преодолеть не удалось. На финише ОРО получил лишь порядка 2%.

В предыдущем созыве парламента была представлена и фракция "Оринац Еркир" ("Страна законности"). В апреле 2017 года преемник этого объединения партия "Армянское возрождение" во главе с экс-спикером и бывшим секретарем Совбеза Армении Артуром Багдасаряном набрала лишь 3,72%.

Новой фракцией в Национальном собрании станет движение "Елк" ("Выход"), хотя лидеров этого объединения Эдмона Марукяна, Арама Саргсяна и Никола Пашиняна новичками в политике не назовешь. Тот же Пашинян получил широкую известность благодаря участию в оппозиционных массовых протестах.

Впрочем, кампания по выборам в Национальное собрание завершается не с подсчетом голосов. После подведения итогов и их оглашения главной задачей депутатов станет формирование правительства.

Если ни одно объединение не получает 50% + 1 голос, то им дается время на формирование правящей коалиции. В случае успеха на этом пути в Армении появится новое правительство, а в случае провала будет проведен второй тур, и политические силы, получившие два первых места, смогут побороться за дополнительные мандаты.

Как выглядят перспективы на сегодняшний день
Из четырех объединений два можно рассматривать как провластные (это правящая РПА и ее коалиционный партнер — федерация "Дашнакцутюн"), и два как оппозиционные — Блок Царукяна и "Елк". В случае объединения усилий республиканцев и дашнаков у них есть шанс на получение конституционного большинства и формирования правительства. В этом случае совсем не исключено, что нынешний премьер Карен Карапетян останется на своем посту.

Во время парламентской кампании позиционирование этого политика представляло особый интерес. Глава правительства старался уходить от политической борьбы, презентовать свои подходы, как действия практика и прагматика, далекого от сиюминутной конъюнктуры. Не будем забывать, что у Карапетяна (он работает в своей должности с сентября 2016 года) пока что не растрачен кредит народного доверия. С его деятельностью многие связывают надежды на перемены.

К слову сказать, и правящая партия, идя на выборы, произвела определенный ребрэндинг. На первый план выдвинулись новые лица, такие, например, как Виген Саркисян, ранее проявивший себя не на ниве публичной политике, а в административной работе.

Блок Царукяна и "Елк" могли бы спутать карты властям, но, во-первых, трудно себе представить единство различных групп и направлений армянской оппозиции. Как правило, они ведут борьбу не только против действующей администрации, но и друг против друга. Во-вторых, у Царукяна были бы высокие шансы вступить в торг об участии в коалиции, останься он тет-а-тет с республиканцами. Но, имея такого важного "миноритарного" политического акционера, как "Дашнакцутюн", эта задача отходит на второй план.

Впрочем, у властей не должно появляться «головокружение от успехов». Чуть менее половины всех голосов по пропорциональной системе (без фактора успешных одномандатников, который ранее компенсировал проблемы с партийным имиджем) — это показатель, который заставляет задуматься.

В Армении присутствуют протестные настроения. Они разлиты по разным партиям, блокам, лидерским амбициям. Но время от времени это недовольство дает о себе знать, и не факт, что оно не прорвется уже в ближайшем будущем. Поводов может быть много: от коррупционных скандалов до проблем безопасности, от социальных проблем до сложностей в экономике. Закрывать на это глаза будет сложно и вряд ли продуктивно. Для сохранения ведущих позиций правящей коалиции нужно будет продолжить курс на обновление и учет той критики, которая была озвучена в ходе избирательной гонки.

Именно гибкость реагирования позволит осуществить политический транзит в Армении мирно и без эксцессов. Тем паче, что впереди еще много непростых задач. Это и выборы спикера парламента, и подготовка к президентской кампании, выборам в Совет старейшин столичного Еревана (данная кампания имеет характер еще одной общенациональной политической гонки), и определение формального и неформального статуса действующего президента Армении.

Именно Серж Саргсян стал архитектором конституционной реформы. И от того, насколько качественно будет произведен переход к парламентской модели, зависит его будущая оценка как армянского национального лидера.

Теги:
итоги, парламент, эксперт, выборы, Армения
Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik