03:24 25 Мая 2017
Ереван+ 12°C
Прямой эфир
Сергей Маркедонов

Страны Закавказья и Иран: ситуативное взаимодействие

© Фонд Горчакова
Аналитика
Получить короткую ссылку
49352

В Кавказском регионе на первый план выходят не всеобъемлющие коалиции и блоки, а выборочное взаимодействие, считает политолог Сергей Маркедонов. В этом контексте следует рассматривать сотрудничество Ирана и Армении.

Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ — для Sputnik Армения

"Президент Ирана выразил заинтересованность к заключению временного соглашения с ЕАЭС, ведущего к образованию зоны свободной торговли. Армения активно содействует переговорному процессу между Евразийской экономической комиссией и Ираном", — заявил Серж Саргсян в ходе заседания Высшего совета ЕАЭС в Санкт-Петербурге.

В этом процессе официальный Ереван выразил готовность сыграть особую роль, учитывая как фактор географической близости (Армения — единственная участница интеграционного проекта, непосредственно граничащая с Исламской республикой), так и многолетние наработанные связи между двумя странами, прошедшие испытания и блокадами, и санкциями.

Учитывая значительный интерес Тегерана и Москвы к наращиванию всесторонней кооперации, а также стратегический характер российско-армянских отношений, потенциал Еревана в процессе сближения ЕАЭС и РФ нельзя недооценивать.

Между тем, за пять дней до заседания Высшего совет Евразийского экономического союза президент Ирана Хасан Роухани посетил Армению. И хотя этот визит не произвел масштабных внешнеполитических изменений, он требует к себе серьезного внимания.

Во-первых, приезд Роухани имел символическое значение. Визит иранского президента многократно анонсировался и, тем не менее, откладывался. Еще в ноябре ряд информационных ресурсов Исламской республики анонсировали поездку в Ереван в пределах ближайшей недели. Однако пришлось подождать.

Роухани занимает свой нынешний пост, начиная с августа 2013 года. Но декабрьский визит был его первым посещением Армении, хотя в соседнем Азербайджане он побывал дважды. Стоит ли говорить, сколь ревностно смотрят на такие поездки представители дипломатического корпуса двух кавказских государств, находящихся в многолетней конфронтации друг с другом в связи с конфликтов в Нагорном Карабахе. Как бы то ни было, а под занавес уходящего года Роухани восстановил своеобразное дипломатическое равновесие, посетив Армению.

Во-вторых, нельзя не увидеть определенной связи визита иранского президента с недавним посещением Баку премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. В список ключевых приоритетов Исламской республики входит урегулирование конфликтов, и прежде всего нагорно-карабахского противостояния, силами самих закавказских государств и их трех соседей (Турция, Россия, Иран). А также недопущение (как минимум снижение) внешнего вмешательства, под которым понимается влияние США, Великобритании, Израиля. В этом вмешательстве Исламская республика видит угрозу интернационализации Закавказья и создания на его северных границах недружественной конфигурации.

Крайне беспокоит Тегеран активное азербайджано-израильское военно-техническое партнерство. Неслучайно поэтому многие представители иранского политического истеблишмента и исламского духовенства выразили свое недовольство визитом Нетаньяху и его встречей с азербайджанским лидером Ильхамом Алиевым. Представитель рахбара (духовного лидера) Ирана в провинции Западный Атрпатакан Сеид Мехди Горейши охарактеризовал посещение израильским премьером Баку "неприемлемым", в то время как аятолла Сеид Хасан Амели высказал мнение о циничном подходе Тель-Авива к Баку как к ресурсу для давления на Исламскую республику с севера.

Опасения по поводу "геополитического окружения", несмотря на определенную нормализацию отношений с Западом, по-прежнему сильны в Иране. Тем паче, что позитивная динамика после достижения компромисса по ядерному вопросу крайне неустойчива, уровень недоверия между Тегераном с одной стороны, Вашингтоном и Брюсселем с другой, крайне низок, а многие вопросы (в особенности конфликт в Сирии) по-прежнему разделяют.

Все это позволяет понять, почему Иран — единственная страна, не принимающая "базовые принципы" урегулирования нагорно-карабахского конфликта (консенсус, достигнутый странами-сопредседателями Минской группы ОБСЕ). Буквально через несколько дней после эскалации на линии соприкосновения армянских и азербайджанских сил (в апреле) глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил, что его страна "готова помочь восстановить спокойствие в регионе", "если обе стороны конфликта в Нагорном Карабахе пожелают". Для Исламской республики неприемлемо размещение международных миротворческих сил в зоне конфликта, что видится как шаг к проникновению в Закавказье нерегиональных игроков.

При этом стоит иметь в виду, что Иран не блокировал и не закрывал районы, занятые в ходе военных действий 1991-1994 гг. армянскими силами, то есть фактически оставлял открытым окно для непризнанной НКР.

Таким образом, визит Роухани в Ереван — это и определенный сигнал Баку и его партнерам, и стремление более глубоко ознакомиться с армянским взглядом на тот же карабахский конфликт, и, возможно, обсудить иранские ресурсы для участия в его разрешении.

Впрочем, помимо большой геополитики у двух стран есть и очевидный интерес для интенсификации экономических контактов, которые на сегодняшний день не устраивают ни Тегеран, ни Ереван. Так, во время визитов в Исламскую республику министра иностранных дел Армении Эдварда Налбандяна в мае 2014 и в июне 2016 годов Хасан Роухани неизменно подчеркивал, что используется далеко не весь имеющийся потенциал. По справедливому замечанию эксперта Армянского Института международных отношений и безопасности Геворга Меликяна, для интенсификации двусторонних экономических отношений еще многого не хватает, особенно проработанных и долгосрочных инвестиционных проектов.

Впрочем, внимание Тегерана к Армении не говорит о складывании какого-то альянса между ними, как и интерес Тель-Авива к Азербайджану не является свидетельством устойчивого внешнеполитического союза. Исламская республика крайне заинтересована в диверсификации отношений со всеми странами Закавказья, не делая жесткого выбора между Баку и Ереваном (а также желая развивать прагматические связи с Тбилиси). Не следует забывать и об иранском интересе к наращиванию кооперации с Турцией, которая до сих пор не имеет дипотношений с Арменией.

Сегодня в Кавказском регионе на первый план выходят не всеобъемлющие коалиции и блоки, а ситуативное и выборочное взаимодействие. И в рамках такого подхода Азербайджан может развивать параллельно отношения с Израилем и Ираном, Россия, США и Армения — с Ираном, Грузией и Западом, а Тегеран, Москва и Вашингтон балансировать между Ереваном и Баку. При таком подходе в выигрыше окажутся те, кто сумеет приспособить разнонаправленные интересы различных игроков для своей собственной максимальной пользы.

Теги:
ЕАЭС, Хасан Роухани, Маркедонов Сергей, Иран, Армения

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Астана готовится к ЭКСПО

    Министерство образования и науки просит не навязывать казахстанским учителям билеты на выставку ЭКСПО, которая открывается в июне в Астане.

  • Сотрудники правоохранительных органов на мероприятии. Архивное фото

    Совет руководителей органов безопасности и спецслужб стран СНГ обсуждает в Бишкеке терроризм, трансграничную преступность и даже футбол.

  • Вице-премьер Беларуси Владимир Семашко

    Беларусь и Россия активизировали переговоры по созданию единого рынка газа. Если газовая схема получится удачной, ее предложат другим странам ЕАЭС.