Севан как зеркало армянской беспечности

© Sputnik / Aram NersesyanЗаповедник и заказник Норашен в Нацпарке "Севан"
Заповедник и заказник Норашен в Нацпарке Севан - Sputnik Армения, 1920, 01.08.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Выполняя указания медицинских работников, больной помогает не врачам, а себе. И чем чаще он так поступает, тем больше шансов на выздоровление. С озером Севан (но не только с озером) примерно та же картина. Специалисты предупреждают, объясняют, предписывают, а "Васька слушает да ест". В севанском случае ест раков, сиг, а нередко и форель.
Севан "цветет" не впервые, светотени зеленого на голубом можно было видеть еще в 1964 году, хотя цианобактерии в воде обнаружились в более далеком 1940-м.
В том году автомагистрали Ереван-Севан не существовало, узкое шоссе подводило к знаменитой закусочной "Минутка", под которой простиралось озеро, но не сказать, что здесь было тесно от машин. Автомобилей в то время вообще было мало, зато форели – много. Сига тоже хватало, им не то, чтобы брезговали, но когда дома зернистой икры сколь угодно для души, баклажановая вдохновляет мало. Обыкновенный снобизм.
Переиначивая на армянский лад стих Маяковского о Ленине и партии, получаем: "Говорим рыба – подразумеваем форель". Так и жили.
В 60-е, когда цветовая палитра Севана стала меняться, рыбы еще плавало много, но улов форели ограничили, затем запретили вовсе и стали думать о судьбе сига. Так выглядело на бумаге, на обеденных же столах даров Севана не убывало. Таким образом, первый звонок о неблагополучии в своем водном царстве армяне дружно проигнорировали, хотя особого ума для понимания угрозы не требовалось.
…Начало 90-х. Три десятка журналистов ведущих газет Японии по приглашению "Известий" приезжают в Армению, посещение Севана – один из самых интересных пунктов программы. Японцы смотрят, восхищаются, щелкают дозиметрами, спрашивают, им отвечают, объясняют, а в заключение, как водится, приглашают в "Ахтамар" за стол.
Стол щедрый, но его главное гастрономическое украшение – по одному увесистому ишхану (царь-рыба) на тарелке. Японцы недоверчиво косятся, спрашивают: "Неужто та самая форель?". "О, да! – подтверждают устроители обеда, - Изумительно вкусно! Ешьте на здоровье!".
Сказать, что японцы смущены – ничего не сказать, кусок, что называется, застревал в горле.
Почему? Дело в том, что всю дорогу гостям вбивали в голову экологически безупречную мысль о том, как самозабвенно в Армении защищают озерные богатства, говорили, что не то, что вылавливать, даже представить исчезающую форель в своей тарелке армяне считают крайне невежливым. И вот тебе, пожалуйста, 30 нехилых рыбин на столе…
Из размышлений директора лаборатории прикладной гидроэкологии НАН Гора Геворкяна:
"Каждый раз убеждаюсь в отсутствии здравого смысла и чувства реальности у людей. Специалисты не устают объяснять населению Севанского бассейна, говоря, что потребительское отношение к ресурсам озера и повсеместное загрязнение водоема отразятся на их здоровье и социально-экономическом состоянии. Удивляют полнейшая безграмотность и наплевательское отношение к собственному здоровью".
Вообще-то о Севане как кормилице, в первую очередь, должны думать и заботиться те, кто живет рядом и вокруг. Чем дышит озеро, как долго оно сможет их кормить, помогать зарабатывать деньги, – лучше всего известно не научно-исследовательским кругам Еревана, а жителям прибрежных городов и сел. Лучше всех знают, но усерднее всех рубят сук, на котором сидят.
Получается, видеть беду одно, уметь уберечь себя – другое. Существуй на свете рейтинг беспечности, армяне наверняка ходили бы в передовиках.
В смысле рассудительности, прогнозирования последствий хотя бы на пару шагов вперед, способности остановиться – мы никакой не образец. Вот и сегодня, когда нас становится все меньше, а угроз для жизни больше, почти 30% мужчин и около 20% женщин курят. Почему врачи должны думать о нашем здоровье больше, чем мы сами?
Не в том дело, что государство могло бы и здесь действовать с таким же задором, с каким и год, и два, и три (не болит у дятла голова) позволяет игорным домам орать "Бинго!", а в том вопрос, что в данном случае мы каждый день убиваем себя сами. Потерь на полях сражений нам мало? Мы что, не понимаем, как губим себя табаком и помогаем сокращать жизнь тем, кто рядом? Со здравым смыслом населения как?
Из наблюдений сегодняшнего дня. В нынешний приезд в США обратил внимание: толстых американцев стало заметно меньше, курильщиков еще меньше, за здоровый образ жизни взялись не только потому, что идет активное государственное разъяснение не делать так, а поступать иначе, причина изменений, кажется, в том, что в систему "все включено" включилось и самосознание граждан.
У нас оно даже не дремлет, а в глубоком, если не беспробудном, сне. Инстинкт самосохранения нации дал сбой, потери культурного наследия – нравственные, духовные, территориальные – определяем уже не по факту, а по ощущениям, но даже оценочный механизм отчасти сбит. Если так и дальше продолжится, то как бы не случилось, что пить "Боржоми" будет уже поздно.
По научному определению, инстинкт самосохранения – это врожденная форма поведения живых существ в случае возникновения опасности в виде боли и страха. Боль ощущается обычно как аномальное состояние организма, которое необходимо каким-либо образом устранить. Страх заставляет живое существо искать выхода и провоцирует выброс в кровь адреналина.
Зеленое, зловонное: озеро Севан вновь "зацвело" – видео>>
По этой науке нам бы не праздники вина устраивать и не "happy birthday…" на английском распевать, а спасать Севан, меньше курить, видеть в соседях не обязательно врагов, а вот настоящих решительно гнать. Не сделаем сами, за нас никто не сделает.
…"Отныне, – заявил недавно мэр Еревана Грачья Саркисян, – в 07:00 музыка, которую мы слышим из башенных часов мэрии Еревана, будет звучать одновременно в 12 административных районах столицы. Кроме того, наши сограждане снова смогут видеть время суток и температуру воздуха на новом LED экране, установленном на крыше здания Национального академического театра оперы и балета имени Спендиарова".
Градус политической жизни LED экран показывать не может, его устанавливает и определяет общество.
Бой часов в двенадцати административных районах Еревана, возможно, красиво, но для восстановления чувства самосохранения нации недостаточно. Имеем случай, когда спасение утопающего, дело рук самого утопающего - не всегда помогает, но попробовать надо.
Лента новостей
0