Карабахский тупик, или О чем сигнализирует регион

© Photo : press office of the Government of RAВстреча премьер-министра Армении Никола Пашиняна и президента Азербайджана Ильхама Алиева (15 февраля 2020). Мюнхен
Встреча премьер-министра Армении Никола Пашиняна и президента Азербайджана Ильхама Алиева (15 февраля 2020). Мюнхен - Sputnik Армения, 1920, 18.10.2021
Подписаться на
Несмотря на режим прекращения огня в Нагорном Карабахе, конфликт все еще не исчерпан. А новая повестка региональной безопасности требует обстоятельного рассмотрения.

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО – для Sputnik Армения

Противоречивые сигналы

2020 год в истории Кавказского региона будет навсегда зарифмован со словом Карабах. Очередное военное столкновение в Нагорном Карабахе радикально изменило баланс сил между Арменией и Азербайджаном. Но стали ли Ереван и Баку за это время ближе к миру и урегулированию застарелого этнополитического конфликта? Появились ли надежды на то, что в обозримой перспективе Кавказ будет ассоциироваться не только с войнами, конфликтами и беженцами, а с перспективными социально-экономическими проектами?
Через год после начала "осенней войны" мы видим крайне противоречивые сигналы с разных сторон.
Да, лидеры двух конфликтующих стран выразили готовность к встрече и к переговорам. Сделаны заявления и о готовности к распутыванию сложного узла, завязанного вокруг проблем демаркации и делимитации госграницы.
Премьер-министр Армении Никол Пашинян и президент Азербайджана Ильхам Алиев на заседании Совета глав государств СНГ (11 октября 2019). Ашхабад - Sputnik Армения, 1920, 16.10.2021
Пашинян предлагает Азербайджану то, что ему не нужно – политолог
Активизировалась Минская группа ОБСЕ. Прошла первая, начиная с осени прошлого года, встреча министров иностранных дел Армении и Азербайджана. Есть свидетельства об интересе Еревана и Анкары к нормализации двусторонних отношений.
И армянское, и азербайджанское руководство рассматривают Россию как главного медиатора мирного процесса и ненужной "конкуренции мирных проектов" нет. Что бы ни говорили в Вашингтоне и в Париже, других столицах западного мира о российском "ревизионизме" в Евразии, никто не возражает против реализации совместных договоренностей Владимира Путина, Никола Пашиняна и Ильхама Алиева от 9 ноября 2020 года и 11 января 2021 года, в которых приоритетным пунктом является разблокирование транспортных коммуникаций.
И в перспективе выход на новую повестку дня, связанную не с конфликтом и расчетом с прошлым, а созиданием будущего и развитием, как двух кавказских стран, так и региона в целом.
С другой стороны, мы видим непрекращающиеся вооруженные инциденты. И они идут не только вдоль армяно-азербайджанской границы, которую еще предстоит демаркировать, но и непосредственно в Нагорном Карабахе.
Армен Гаспарян во время видеомоста Москва - Ереван по итогам визита Никола Пашиняна в Москву (8 июля 2021). Москва - Sputnik Армения, 1920, 13.10.2021
Вопрос статуса Нагорного Карабаха рано или поздно придется обсуждать – политолог
Короткие паузы между столкновениями сменяются новыми нарушениями хрупкого перемирия. Мирный процесс при этом, несмотря на разговоры о нем, по факту поставлен на паузу.
Содержательных переговоров не ведется. И нет оснований полагать, что даже если встреча Пашиняна и Алиева состоится, два лидера сразу же приступят к обсуждению договора о мире.
Азербайджанское руководство убеждено, что конфликт завершен, вопрос о статусе Нагорного Карабаха уже не подлежит обсуждению. Впрочем, даже блогосфера этой страны не убеждена в таком итоге. В соцсетях обсуждается вопрос об "упущенной победе", а ряд экспертов даже говорят о возвращении к отметке 1991 года, когда Баку контролировал Шуши и семь районов вокруг бывшей НКАО, но не имел влияния на Степанакерт, а безопасность в конфликтной зоне контролировали войска и МВД тогда еще Советского Союза. Полной аналогии, конечно, здесь нет. Но само восприятие ситуации весьма характерно.
И в Ереване не считают проблему статуса закрытой. Данный вопрос руководство страны время от времени озвучивает. Не закрыта и проблема военнопленных. Она постоянно политизируется. И ощутимых прорывов на этом направлении пока что не видно.
Мужчина в селе Тагавард Мартунинского района (11 декабря 2020). Карабах - Sputnik Армения, 1920, 08.10.2021
Конфликт вокруг Нагорного Карабаха не завершен – российский политолог
Через год после второй карабахской войны мы видим значительное оживление Ирана. И к имеющимся уже проблемам и противоречиям добавились расхождения в позициях Баку и Тегерана.
Конечно, здесь стоит иметь в виду и победу на выборах консервативного президента Ибрахима Раиси, всячески пытающегося подчеркнуть, что с позицией Исламской республики не только на Ближнем Востоке, но и в Евразии в целом надо считаться.
Риторика первых месяцев президентства уйдет, хочется верить, и внешнеполитическая линия важного для Кавказа игрока станет более прагматичной. Но факт остается фактом: наряду с армяно-турецкой нормализацией, надо говорить и об ирано-азербайджанской.
Но если суммировать противоречивые тенденции, то к какой точке сегодня ближе Кавказ? К новому противостоянию (или даже противостояниям) или к выходу из тупика?

Человеческое измерение и безопасность

Как правило, эксперты, наблюдающие за ситуацией в одном из самых турбулентных регионов Евразии, обращаются к геополитике и вопросам безопасности. Но не менее, если не более, важным вопросом является человеческое измерение конфликта.
В октябре прошлого года, выступая на сессии дискуссионного клуба "Валдай", президент России Владимир Путин заявил о том, что число погибших с обеих сторон конфликта приближается к пяти тысячам человек. Заметим, эти слова прозвучали еще до завершения второй карабахской войны и подписания трехстороннего совместного заявления лидеров России, Армении и Азербайджана.
Премьер-министр Армении Никол Пашинян и президент Азербайджана Ильхам Алиев на заседании Совета глав государств СНГ (11 октября 2019). Ашхабад - Sputnik Армения, 1920, 16.10.2021
Пашинян предлагает Азербайджану то, что ему не нужно – политолог
Уже постфактум Баку и Ереван озвучили цифры потерь. С азербайджанской стороны официальная цифра – 2783 погибших военных, с армянской – 2425 солдат и офицеров.
Военные аналитики неоднократно подвергали сомнению эти данные, высказывая мнение о большем количестве безвозвратных потерь.
По сравнению с первой карабахской войной, которая шла не 44 дня, а три года, мы видим значительный прирост потерь в день. В 1991-1994 гг. погибли порядка 11 тысяч азербайджанцев и 7 тысяч армян. И до сих пор в повестке дня находится вопрос о пропавших без вести в обеих войнах.
О чем говорит эта страшная статистика? Не только об увеличении числа жертв за один день боевых действий. Это со всей очевидностью доказывает, что риски в случае новой войны будут просто катастрофическими. И никакой военный успех не окупит демографических провалов.
Премьер-министр Никол Пашинян после приветственной речи перед праздничным концертом (21 сентября 2021). Ереван - Sputnik Армения, 1920, 29.09.2021
"Мирная повестка" Пашиняна ущербна: политолог назвал ошибку Еревана
Тем не менее, новая повестка региональной безопасности также требует обстоятельного рассмотрения. Азербайджан добился военного успеха и взял под контроль семь районов вокруг бывшей НКАО, а также ряд важных стратегических пунктов внутри нее. Речь, прежде всего, о Шуши.
Но на этом конфликт не исчерпался. На новых рубежах актуализировалась история с демаркацией и делимитацией госграницы, а в ней имеются свои подводные камни. И уже появились и надводные, если говорить об участке трассы Горис-Капан, где азербайджанская сторона установила КПП.
Это, среди прочего, обострило отношения Азербайджана с Ираном, ибо повлияло серьезным образом на экономические связи Исламской республики с Арменией. Казалось бы, решение карабахского вопроса даже в тех рамках, о которых говорит Алиев, должно было бы открыть возможность для нормализации армяно-турецких отношений. Но этого не произошло, так как для Анкары крайне важным предварительным условием становится установление мира между Баку и Ереваном. Но мирный договор без разрешения проблем с госграницей вряд ли будет подписан.
Президент Азербайджана Ильхам Алиев  - Sputnik Армения, 1920, 27.09.2021
"Удар по международному сообществу": политолог о заявлениях Алиева по Карабаху
Следовательно, важнейший урок в контексте безопасности Кавказа состоял (и состоит) в том, что Карабах был и остается важнейшим стержнем конфликта между Арменией и Азербайджаном, но далеко не единственным.
И фактор "третьих сил", влияющих на их внешнюю политику, не сводится к противостоянию России и Запада. Более того, этот формат, в отличие от других постсоветских конфликтов, в Карабахе является, скорее, второстепенным.
Помимо Минской группы, мы видим формирование евразийской тройки Россия – Турция – Иран, значение которой для выхода из карабахского тупика становится едва ли не более значимым, чем консенсус между США и Россией относительно перспектив карабахского урегулирования.
Многих в Москве такой расклад радует. И действительно, активное вовлечение Штатов как внешнего геополитического балансира снижается, хотя не стоит впадать в иллюзии: Вашингтон не бросит Кавказ хотя бы из-за фактора Грузии, а также своего вовлечения в ближневосточные дела. С афганским провалом тотального ухода США отовсюду не произойдет.
Совместная пресс-конференция президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана (23 января 2019). Москвa - Sputnik Армения, 1920, 28.09.2021
"Самые сложные вопросы будут касаться Кавказа": эксперт о переговорах Путина и Эрдогана
С другой стороны, тройка сопредседателей Минской группы худо-бедно наработала определенные консенсусные подходы, тогда как в евразийском трио до этого еще далеко.
Опыт Сирии – это, конечно, важно. Но он не перекладывается автоматически на кавказскую почву, природа разночтений и сходств в подходах Анкары, Москвы и Тегерана в двух кейсах не тождественна. Более того, если два конфликта пытаться урегулировать одновременно, то в каждый из них будут добавляться элементы другого противостояния, что может в итоге усложнить оба мирных процесса.
Таким образом, за год с начала второй карабахской войны ситуация в Кавказском регионе значительно изменилась. Но, скорее, речь может идти о появлении нового набора проблем, опасных рисков и вызовов, чем о переходе от конфликтного формата к формату мира и развития. Для выхода на позитивную траекторию еще предстоит активно поработать.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала