"Прости, сынок, я не смог": Бакунца затравили в тюрьме, а мать и не узнала о его расстреле

Мать писателя так и не узнала о смерти сына, до конца своих дней ожидая его возвращения из ссылки. А вот жену Бакунца - Варвару - отпустили через 8 лет.

Жанна Погосян, Sputnik Армения

Армянский писатель, прозаик Аксел Бакунц, которого часто называют "пером армянских деревень", родился 13 июня, в далеком 1899 году. Писатель прожил полную, но короткую жизнь. Он был репрессирован, а 8 июля 1937 года расстрелян, как враг народа. Сегодня, в день рождения писателя, Sputnik Армения хочет представить читателю интересные и малоизвестные факты о жизни писателя.

Откуда такое редкое имя?

Имя писателя на русском языке принято писать без мягкого знака - Аксел. Однако аутентичное имя с норвежскими корнями пишется с мягким знаком. Имя Аксель было распространено в Скандинавских странах в XIV-XV веках. Как случилось, что армянскому мальчику, родившемуся в глубинке Армении, в поселке Корес (ныне Горис) дали такое имя? А никак. Ведь родители малыша крестили его Александром, в честь друзей его отца из Александрополя (ныне Гюмри).

Однако Александром парня называли недолго. В подростковом возрасте в школе он сыграл в пьесе "Молодожены" норвежского писателя Бьернстьерне Бьернсона, исполняя роль героя Акселя. Это имя прикрепилось к мальчику, его и в школе, и во всем поселке стали звать Акселем. Лишь несколько лет спустя главная муза его жизни, о которой пойдет речь чуть позже, стала обращаться к нему по имени, данному при рождения.

© Photo : Facebook / Հայագիտարան ՀայաստանЖена Аксела Бакунца Варвара Чивиджян с сыном Севадой
Прости, сынок, я не смог: Бакунца затравили в тюрьме, а мать и не узнала о его расстреле - Sputnik Армения
Жена Аксела Бакунца Варвара Чивиджян с сыном Севадой

Фамилия отца писателя и, следовательно, и его самого, была Тевосян. Начиная писать, он, как было принято в XX веке, начал искать себе псевдоним. Изменив древнюю фамилию своего рода "Бегунц" на более звучную "Бакунц", он стал подписывать свои рассказы, как "Аксел Бакунц".

"Ты - пуст!", "А ты - нелогичен": дружба-вражда между Бакунцом и Чаренцом

Современники вспоминают, что Аксел Бакунц и поэт Егише Чаренц были закадычными друзьями. Писатель Рубен Зарьян в своей книге "Воспоминания" пишет, что одним из любимых совместных занятий Чаренца и Бакунца было слушать музыку Комитаса.

Бакунц поражался таланту друга и говорил, что никогда не будет даже пробовать писать стихи, замечая: "Кто может осмелиться считать себя поэтом после Егише Чаренца". В те годы было принято посвящать друг другу произведения. Чаренц посвятил Бакунцу несколько стихотворений, которые подписал коротко: "Моему другу А. Б.", а Бакунц в свою очередь посвятил один из своих лучших рассказов "Альпийскую фиалку" первой жене Чаренца, Арпеник Тер-Аствацатурян.

И Чаренц, и Бакунц отличались сложным характером. Мужчины нередко спорили, иногда - на глазах всего Еревана. В своей книге "О Егише Чаренце" литературовед Егише Ованнисян описывает эпизод, который произошел на одной из центральных улиц армянской столицы.

Чаренц и Бакунц вместе с писателем Хореном Ачемяном гуляли по ереванской улице Налбандяна и общались на разные темы. В разговоре Чаренц вспомнил и произнес латинскую пословицу "Habent sus fata libelli", а потом перевел ее для друзей:

- То есть, у каждой книги своя судьба.

- Мог бы и не переводить - злится Бакунц, - К тому же ты неправильно перевел: не книга, а книги. Афоризм гласит, что книги имеют свои судьбы.

Дом-музей Егише Чаренца (19 февраля 2020). Еревaн - Sputnik Армения
Камера номер 21, или Как арестанты делились едой с Егише Чаренцем

- Во-первых, если ты такой любитель языков, то на армянском нет слова "афоризм". Во-вторых, почему ты обижаешься, если ни ты, ни Хорен не знаете латинского языка, - отпарировал Чаренц.

- Напомни, с какого перепугу ты стал латиноведом? – продолжил спор Бакунц.

- Я не латиновед, но точно знаю больше, чем ты. И так как мы общались на армянском, а я произнес фразу на латинском, неправильно было ее не перевести. Я, что, не прав, Хорен?

- Прав, прав. Я, к примеру, не понял бы фразу, если бы ты ее не перевел, - поддержал Чаренца Хорен Ачемян.

- Видишь? - обрадовался Чаренц и, возвращаясь к самой крылатой фразе, сказал, - это фраза наводит на очень интересный философский вопрос: что выше, писатель или его книга?

- Как же ты пуст, - восклицает Аксел, - не ясно разве, что писатель выше своего произведения, создатель выше, чем его творчество?

- Ты наивен, Аксел. По-моему, твои читатели предпочли бы "Мтнадзор" и "Сеятели черных пашен" (сборники рассказов Бакунца - ред.), а не тебя!

- В твоих словах нет логики, - обижается Бакунц.

- Давай ты не будешь говорить о логике, ты очень далек от этого понятия. Чтобы понять мои мысли, ты должен быть знаком хотя бы с диалектикой, но куда уж тебе...

Согласно воспоминаниям современников, ссора двух писателей чуть не переросла в драку, но, благо. они помирились.

Отказ выйти замуж

В современной Армении принято остро реагировать на феминистическое движение и борцов за равноправие двух полов, считая феминизм "явлением запада, несвойственным нашей стране". Однако еще в начале XX века, многие армянские женщины знали свои права, писательницы Забел Есаян, Забела Тонеляни-Асатур (более известная под псевдонимом Сипил) и Србуи Тюсаб писали новеллы про борьбу женщин, в парламенте первой республики Армении были три женщины-депутата, а первая в мире посол-женщина и вовсе была армянкой - Диана Абгар.

Не зная слова "феминист", такой и была жена и главная муза в жизни Бакунца - Варвара Чивиджян. Писатель дважды предлагать ей выйти замуж. В 1923 году в Харькове девушка отказала своему возлюбленному, заявив:"Я поставила перед собой цель получить высшее образование и не хочу жить в цепях, пока не окончу учебу".

Ответ Вари очень огорчил Бакунца, они расстались на время. Однако затем девушка не справляется со вступительными экзаменами в Харькове, переезжает в Ереван и поступает в Ереванский государственный университет.

Счастье Акселя уже было близко. В 1924 году пара женится. А уже через год рождается их единственный сын - Севада. Счастье семьи было недолгим, 9 августа 1936 года Бакунца арестовывают по обвинению в содействии контрреволюции.

© Photo : FacebookАксел Бакунц с женой Варварой Чивиджян и сыном Севадой
Прости, сынок, я не смог: Бакунца затравили в тюрьме, а мать и не узнала о его расстреле - Sputnik Армения
Аксел Бакунц с женой Варварой Чивиджян и сыном Севадой

"Дайте мне карандаш и бумагу, меня спасет лишь литература..."

Бакунц психологически тяжело выносил дни в тюрьме. В своих воспоминаниях "О Бакунце", написанных в 1954 году, жена писателя Варвара Бакунц пишет, что ей позволили посетить мужа в тюрьме, и она привела в тюрьму 11-летнего сына Севаду.

"Александр очень изменился за полтора месяца, я с трудом узнала в нем того человека, с которым жила долгие годы. Увидя меня с сыном, он начал плакать. Обращаясь к Севаде, он сказал: "Прости, сынок, я не смог тебе дать все, что хотел. Твоя мама сделает это вместо меня". А мне он сказал: "Крепись, представь, что я попал в аварию…", - пишет Варвара.
© Photo : Facebook / Հայագիտարան ՀայաստանАксел Бакунц с сыном Севадой
Прости, сынок, я не смог: Бакунца затравили в тюрьме, а мать и не узнала о его расстреле - Sputnik Армения
Аксел Бакунц с сыном Севадой

В одном из своих последних писем жене Бакунц пишет, что ему очень тяжело жить в неведении.

"Я не знаю, ночь на дворе или день, не знаю, что со мной случится. Когда я думаю об этом, меня охватывает отчаяние… Дали бы хотя бы возможность писать и читать… Дайте мне карандаш и бумагу, меня спасет лишь литература…".

8 июля 1937 года Бакунца расстреляли. А когда спустя 10 дней, ничего не подозревающая Варвара приходит в тюрьму, ей говорят, что Бакунца отправили в ссылку. Ее саму арестовали 17 сентября, как жену "врага народа". 8 месяцев Варя проводит в тюрьме, затем на 8 лет ее отправляют в ссылку в Темниковский исправительно-трудовой лагерь. Она возвращается в Армению лишь осенью 1945 года.

"Попрошайка, что тебе?": встреча свекрови и невестки

Возвращаясь в Армению, Варвара Бакунц спешит в Горис, с целью найти сына у родителей мужа. Ее свекор тогда уже был мертв. Тощая, в разорванной одежде она подходит к отцовскому дому своего мужа. Старушка Бохчагюл, мать Бакунца, в этот момент собирала яблоки с дерева. Незнакомку она принимает за очередную попрошайку.

"Яблоко хочешь? Сейчас дам, поешь и уходи", - говорит старушка.

Варя дрожащим голосом говорит, кто она. Бохчагьюл, не узнав невестку, от шока падает.

Варя, которая уже знала о смерти мужа, понимает, что свекровь живет в небытии и ждет сына из ссылки. Она так и не находит сил, чтобы рассказать матери мужа правду. Старушка Бохчагьюл до самой смерти, до 1957 года, ждала возвращения сына…

Сама Варя сначала работает учительницей русского языка в селе Шинуайр, близ Гориса, потом воспитательницей в детсаду Гориса. В 1965 году она умирает.

Сын Бакунца и Варвары, Севада Бакунц становится врачом-физиологом. В 70-е он возглавляет Институт Физиологии имени Левона Орбели. Его дочери, внучки Бакунца - Алла и Ирина, сейчас проживают в Ереване. Алла Бакунц работает в структуре ООН, а Ирина Бакунц реаниматолог в медцентре "Норк-Мараш".

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
ԱրմենիաՀայերենАрмянскийАҧсныАҧсышәалаАбхазскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский