Пеший ходок в Москву и Карабах: Гриша Тепоян отца не видел – но помнит

Подписаться на
От отца у пожилого мужчины остались только довоенные фотографии. Именно их Гриша пронес во время акции "Бессмертный полк" в армянской столице.

ЕРЕВАН, 9 мая — Sputnik, Арам Гарегинян. Может быть, все-таки Григорий или Григор, а не Гриша? Так спрашивали все у 77-летнего Гриши Тепояна, когда он в 2015-м пешком прошел через всю Россию в Москву, на 70-летие Победы. Но Гришей его назвал отец — "Поэтому я – Гриша".

За плечами у него – военное и послевоенное детство. Мать, доярка в колхозе, уходила до рассвета и возвращалась затемно. А из коровника голодным детям не пронесешь и чашки молока.

Но вырос он крепким, и никакая хворь ему нипочем. В этом году на День Победы Гриша Тепоян снова отправился в долгий поход. Теперь – в Карабах, за три сотни километров. Дошел он туда 7 мая, а в Ереван приехал вчера.

В Москву он шел из родного села Аластани в Джавахке, в Грузии. А в Степанакерт – из Еревана.

Сам он долгие годы жил в родном Аластани. Отсюда на фронт ушли его отец с четырьмя братьями. Мы неосторожно задаем ему привычный вопрос: а кто-то из них вернулся? И теряемся от человеческой боли.

Старик обеими руками протягивает нам увеличенный, довоенный снимок отца, в папахе и шинели. В 41-м он, полный жизни, ушел защищать своих родителей, жену и своего трехлетнего Гришу.

Собравшиеся в парке Победы в Ереване распробовали блюда полевой кухни - Sputnik Армения
Кашевары угостили полевой кухней присутствующих в парке Победы - видео

"Он под Кривым Рогом погиб. Младший лейтенант, командовал пулеметным взводом. Попали под танковую атаку. У нас, к сожалению, нет его фотографии с войны. Только эта. Тут он до войны еще. Пятеро братьев их было…".

Война для Гриши – это фотографии отца. Это мать, работавшая до черноты в глазах. И сельский репродуктор, к которому по нескольку раз в день сбегались все.

"Помню 45-й, когда война еще шла. Мне тогда семь лет было, эти годы я уже хорошо помню. Сбегались все к радиоузлу, сводки с фронта слушали… Триста человек ушли из нашего села. Не вернулись 138. Мама моя прожила девяносто два года. У нас, детей, на руках умирала. Последнее слово, что произнесла, было имя мужа: "Унан", — рассказал Гриша.

Нам надо идти дальше и приходится с ним прощаться. А он смотрит перед собой и держит серый снимок отца. Ясный, как голубое небо.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала