Пушкин и 2222 анекдота про табак

© Sputnik / Руслан Кривобок / Перейти в фотобанкТабачная фабрика
Табачная фабрика - Sputnik Армения
На самом деле анекдотов про табак и курение в коллекции автора только что вышедшей в Москве книги – 2225, хотя автор вполне мог бы сократить три штуки для эффекта.

Зато он сделал с накопленным материалом нечто уникальное — а именно, социо-психологическое исследование того, какое место занимает сигарета в человеческой жизни.

Запрет на курение в общественных местах вводится с 1 июня - Sputnik Армения
СМИ: устрашающие картинки появятся на пачках сигарет в странах ЕАЭС

Это первая в мире работа такого рода. Называется просто: "Табачная утопия. Курение в анекдотах".

Автора зовут Андрей Лоскутов, он видная фигура в российской общественной жизни — исполнительный директор всероссийского Движения в защиту прав курильщиков. Но начинал свою карьеру как пушкинист — то есть филолог и литературовед. Что, в частности, проявилось не так давно, когда московский гламурный мир (депутаты, чиновники, артисты, поэты) по его инициативе отметил хорошей сигарой 190-летие со дня рождения Евгения Онегина (то есть выхода первой главы пушкинской поэмы).

Но тут, вроде бы, никакой не гламур, а пустяк — анекдоты. Вот, например, такой: "Чтобы ваш ребенок чрезмерно не увлекался интернетом, постарайтесь приобщить его к более здоровым занятиям: картам, табаку, вину, девочкам".

Ну, или такой:

"Я так много читал о вреде алкоголя и курения, что с нового года решил бросить.
— Что именно? Пить или курить?
— Да нет, читать про это".

Причем здесь филология и русская литература?

Вообще-то Лоскутов собирает любые анекдоты, из любой страны, лишь бы про табак. Но дело в том, что он анализирует отношение человека к курению так же, как анализирует Пушкина и русскую литературу.

И вот вам, для затравки, первый факт для размышления. Лоскутов собирал анекдоты на эту тему не один год. И вдруг понял, что среди них нет ни одного, который был бы против табака или за запреты на курение. Ни одного! Он подождал, продолжая свой сбор урожая. И опять — ни одного против. А почему?

Так он начал свое уникальное исследование, которое вообще-то следовало бы предпринять многим. Которым сначала надо было бы исследовать этот простой вопрос — зачем человек курит? А потом уже бороться с табаком. Точнее, не бороться.

И ведь я читал неоднократно или слышал эти реплики в дискуссиях: "Вы бы сначала разобрались, почему человек курит, а уж потом пытались бы его ограничивать". Оттого и провалились со своей кампанией запретов.

Это всего лишь правда: антитабачные силы навыдавали множество грантов на псевдонаучные исследования о курении. Но, кроме уже неоднократно осмеянных настоящей наукой идей насчет непобедимой "табачной зависимости", так и не породили исследования в области человеческой психологии, исследования по части того, какую роль играет табак в человеческой жизни. Это сделал Лоскутов.

И вот его выводы:

"Может быть, перекурим?— предлагает гитарист музыкантам в аду. — Если бы здесь можно было перекурить, это был бы рай…"

Да, именно рай. Лоскутов вводит понятие Шлараффии — это из немецкого фольклора — несуществующая, идеальная страна Утопия, куда никогда не попадешь, но стремиться надо.

Это как из письма в бутылке, пришедшего на Большую землю: "Нахожусь на необитаемом острове. Ни шума, ни автомобилей, можно курить где угодно. Чтоб вам лопнуть от зависти!".

То есть курение в народной картине мира, делает вывод исследователь, означает наслаждение и радость жизни. Точнее, "локализует сладкую и запретную жизнь в пространстве" — да, он так выражается, я же писал, что это серьезное исследование. Там еще и библиография есть.

Доктор, запрещающий курить, в народном анекдотном творчестве выступает против того, что составляет радость жизни, но делает это без всякого фанатизма и часто курит сам. Минздравы разных стран воплощают комизм и бессмысленность запретов.

Что интересно, отмечает Лоскутов, третья радость жизни после алкоголя и табака, то есть секс, в анекдотах выступает в роли "переменной или вспомогательной" радости. То есть находящейся на втором месте. А именно:

"Что легче забыть — трубку или женщину?
— О, это зависит от сорта табака".

В народном фольклоре жена — угроза для курильщика, но дети — вовсе нет. Собственно, громадный массив анекдотов рассказывает о том, как умные и повзрослевшие дети учат отцов пить, курить и даже заниматься сексом.

И общие выводы автора: политическая утопия — стремление создать правильного человека (а разве, заметим мы, это дело государства — создавать людей?).

Электронная сигарета - Sputnik Армения
Ученые подтвердили, что дым электронных сигарет убивает клетки

А "утопическая проекция" самого человека — совершенная государственная структура, дающая несовершенному человеку все, что он хочет. Анекдоты, говорит автор, ясно показывают несостоятельность запретов как инструмента создания нового человека.

Вот оно как; а мы все размышляем, почему эти запреты всегда проваливаются. Народ же тем временем все давно понял и смеется.

Вопрос в том, какой народ. Когда пушкинист Лоскутов берется за дело, то понятно, что в ход идет именно русская литература. В книге присутствует Илья Ильич Обломов из одноименного романа, один из самых парадоксальных персонажей именно русской литературы, который получил свое счастье — домик на Васильевском острове, где можно ничего не делать и курить сигары (Шлараффия?).

И идеальный революционер Рахметов из романа Чернышевского "Что делать?" — этот человек выбрал аскетический образ жизни, отказывал себе во всем, но за одним исключением: больше трети своего бюджета он тратил на сигары, причем хорошие. Вот вам не то что правильный, а идеальный человек. От всего откажется ради великой цели, но только не от табака. Предупреждали же классики…

Но значит ли это, что только русский народ так относится к своей сигарете? Лоскутов, по сути, говорит, что да. Да вот хотя бы один из анекдотов его коллекции: "Все, что тебе вредит, но не убивает, делает тебя русским!".

Это, конечно, хороший ответ на американскую поговорку про то, что тебя не убивает, делает тебя сильнее. Но лично мой опыт общения с детьми разных народов показывает, что великая русская самобытность тут ни при чем.

Табак — он для всех народов табак, другое дело, что способов выразить эту простую мысль столько, сколько народов на планете. И табачные запреты проваливаются где угодно, в любых цивилизациях.

Но спорить с пушкинистами трудно, да и не нужно. 

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала